Жизнь под напряжением

Достижения, успехи, высокие доходы и высокие должности, хорошие отношения, воспитание детей, творчество, здоровье, красивое тело предполагают усилия и некоторое напряжение. Все, что связано с ответственностью, ростом и зрелостью сопряжено с напряжением. Некоторые люди избегают этого, не имея ресурсов или выбирая жизнь на расслабоне. 

Есть другая категория людей. Они выбирают напряжение постоянно. Сложная стрессовая низкооплачиваемая работа, мучительные отношения, любовные треугольники. Для терапевтов — это иметь двойные отношения с клиентами, где приходится много контейнировать информации или своих чувств.

Чем же отличается напряжение, связанное с развитием и ответственностью, от напряжения второго рода? В первом случае напряжение и усилия вполне осознаны, они направлены на разрядку и удовлетворение потребности. Успех достигается, отношения радуют, дети вырастают, доходы удовлетворяют потребности и т д.

Напряжение второго рода не приводит напрямую к разрядке, чаще всего оно бессознательно, человек не знает, что можно избежать этого напряжения, жить легче и проще. В основе такого поведения могут быть детский опыт в семье с деструктивными отношениями и фоновым эмоциональным напряжением, а также усвоенная ценность героизма — терпеть ради других людей или чтобы избежать конфликта. 

В терапии мы делаем явным и само напряжение, и точку выбора — ради чего человек готов пойти на эти усилия и напряжение, приведут ли они к желаемому результату, какую потребность позволят удовлетворить или реализовать важную ценность. Мы можем посмотреть, нет ли других, более простых способов, достичь желаемой цели. В этот момент человек делает осознанный выбор с расчетом своих сил и ресурсов.

Надо признать, что многим людям нужно много времени, чтобы научиться различать напряжение и выбирать то, которое им подходит.

Ум или красота? Сложности сепарации у женщин

Я часто работаю про отношения с мужчинами с умными женщинами, большинство из которых весьма привлекательны или могли бы стать таковыми при некоторых усилиях. 

Однако, часто мы выходим на то, что в их семьях была высокая ценность интеллекта, образования, а красота связывалась с глупостью женщины, с ресурсом, на который нельзя опираться, потому что он ещё и опасен.

Красивых много, а умных — нет. 

Больше внимания мужчин — больше соблазнов и искушений, меньше времени на учебу и работу останется.

Эти женщины могут иметь несколько высших образований, они умеют решать сложнейшие интеллектуальные задачи, занимают руководящие должности, они способны зарабатывать больше, чем их мужчины, чем братья и отцы, хорошо обеспечивать себя и свою семью, покупать себе и родственникам квартиры.

Они с детства «играют на мужском поле», конкурируют с мужчинами, добиваются признания от мужчин, что умны, что достойны уважения. С женщинами им неловко, у них мало или совсем нет подруг.

Иногда они воспринимают женщин как главную угрозу в своей жизни.

Это может быть вполне обоснованно конкурентной агрессией, поскольку им сложно выстраивать любовные отношения с мужчинами. Они ждут уважения от мужчин, готовы опекать, а иногда и содержать их. Но совершенно не понимают, как опираться на свои ресурсы красоты и женственности, как быть принятой среди женщин.

Это грустно, поскольку им приходится выбирать из двух преимуществ только одно — ум.

Я хорошо знаю это по себе, каково быть заточенной на развитие интеллекта и как пугала родителей моя внешняя привлекательность в подростковом возрасте с вытекающими отсюда свиданиями.

Мама учила меня тому, что с парнями нужно расставаться так, чтобы они не покончили с с собой. Отец высмеивал мою внешность, убеждая меня, что есть действительно красивые девочки, а я к ним не отношусь.

Учеба, олимпиады, институт — вот это действительно важно.

Поэтому, когда в моем присутствии говорили: «какая красивая девушка» я оборачивалась, чтобы увидеть эту счастливицу, и не понимала, что это говорили мне.

Так получилось, что мне понадобилось очень много лет, чтобы поверить, что я привлекательна. И не меньше, чтобы на это опираться и этим пользоваться как своим преимуществом.

Оглядываясь на свой путь присвоения ресурса женственности и красоты, я понимаю, что этот процесс у меня и у многих женщин связан прежде всего с сепарацией от родителей, со сложностями на этом пути:

  • Страхом столкнуться с завистью и конкуренцией мамы, если она не уверена в себе и не удовлетворена отношениями с мужчинами;
  • Страхом столкнуться с ревностью отца, если он не удовлетворён своими отношениями с женщинами, не уверен в себе как в мужчине, использует дочь для компенсации, испытывая к ней инцестуозное влечение; 
  • С желанием родителей контролировать и удерживать дочку рядом с собой в позиции маленькой девочки, чтобы не столкнуться с болью сепарации, потерей и поисков новых смыслов жизни.
  • Женщина может опасаться потерять расположение и заботу своих родителей, тепло и комфорт.
  • Может бояться столкнуться с вниманием и сексуальным интересом мужчин, где нужно ориентироваться в своих ощущениях, выбирать, отказывать, выстраивать отношениях из женской роли, а не «своего парня», как привычно и безопасно. 

Для полноценной сепарации от родителей в терапии можно получить ресурсы и поддержку, возможность осознавания того, что происходит между родителями и взрослой дочерью.

Особенно важно это сделать, если внутренний голос требует: стань красивой, сексуальной, зрелой женщиной…

Стань собой, если осмелишься.

При прохождении эмоционального отделения от родителей, от мамы в первую очередь, женщина получает возможность опираться на свою женственность, быть уязвимой и в этом сильной, разделять свой опыт и переживания с другими женщинами, получать у поддержку и опору в своей идентичности женщины. Выход из роли маленькой дочки позволяет устраивать свою жизнь женскими способами, где важны и ум, и внешняя привлекательность. 

 

Любовная зависимость в терапии

О ней написано много, но я все же хочу поделиться своими наблюдениями и наработками.

Я заметила, что в любовную зависимость чаще всего попадают те люди, у которых низкий уровень самоуважения, собственной ценности и огромная потребность в признании и восхищении. А также им необходимы отношения слияния, где у людей нет внятных границ.

Потребность в признании мы можем удовлетворить только с другими людьми, поэтому многие люди теряют голову от тех, кто способен выразить своё восхищение.

В любовных отношениях человеку с низким самоуважением можно расслабиться, ведь его ценность и значимость подтверждается партнёром, а сам он может в меньшей степени сталкиваться с глубинным переживанием никчёмности.

Вскоре чувство удовлетворения или обретения рая на земле, основанных на слиянии первого этапа отношений сменяется раздражением. Партнёр не так уж хорош, он не способен стабильно поддерживать самоуважение зависимого или слишком высока цена, которую он за это требует. Разочарование, войны, попытки вернуть то хорошее, что было вначале, уходы и возвращения, понимание, что вместе хуже, чем врозь.

К психологу любовно зависимые приходят в момент острого кризиса. 

Они с трудом удерживаются в терапии, ведь длительные отношения не слияния для них сложны. Им нужно все или ничего, границы в отношениях, границы другого человека вызывают у них болезненные ощущения, переживание отвержения. «Мы ведь все равно с вами никогда не будем дружить, пить кофе вместе».

Получив облегчение, многие уходят, поскольку способны на этом этапе только на функциональные отношения, где другой человек — объект для удовлетворения их потребностей.

Почувствовать эмоциональную привязанность к терапевту для них может быть болезненно ещё и потому, что если им кто-то стал важен, то автоматически они принижают себя. В этой схеме невозможно, чтобы оба человека были равноценны.

Рассказывать об объекте своей любви зависимые могут часами, если их не прерывать. Они исчезают для себя и окружающих, перестают замечать себя и обладать собой в отношениях. 

Им сложно замечать свои чувства, проживать их, особенно «негативные»: печаль, злость, зависть и др.

Ещё сложнее им говорить об этом, договариваться с другими людьми о чём-то важном. Чаще всего им хочется, чтобы их угадывали и распознавали, молча делали то, что им нужно.

У них большая уязвимость к стыду, обусловленная низким уровнем самоуважения. Им сложно обращаться за помощью, показывать, что они нуждаются в ней, обнаруживать своё несовершенство.

Их надежный защитный механизм — обесценивание. Только так можно уберечь свою хрупкую самоценность от критических замечаний, от проигрыша в сравнениях, в постоянной реальной и воображаемой конкуренции. Обесценивание «спасает» от боли отвержения, утрат, проигрышей и неудач.

Благодаря обесцениванию и недоверию они, словно бездонный колодец, пропускают через себя признание, любовь, благодарность. Хорошее отношение не может ими быть сразу усвоено, поэтому они постоянно его ищут, но не насыщаются, не присваивают себе. 

Любовно зависимые люди не получили адекватное внимание и поддержку от окружающих в детстве. Их сравнивали и обесценивали, использовали, с ними жестоко обращались или игнорировали так, что у них не сформировалось чувство собственного достоинства, самоуважение.

Их застревание происходит в возрасте от 2-3 лет и далее, их образ «я» чаще всего расколот на полярные представления «я бог/я ничтожество», «я прекрасен/я ужасен» и т п.

Выращивать хорошее отношение к себе, приобретать возможность находиться в равноценных отношениях, обретать бОльшую свободу в переживаниях и проявлениях  — процесс длительный, требующий большого терпения, как от клиента, так и от терапевта.

Это тот случай, когда только длительная терапия даёт возможность выйти из застревания и обрести новое качество отношений и жизни в целом.  

Расстаться, но застрять

Бывает, что расставание произошло, прошло несколько месяцев или лет, а один из расставшихся остаётся в надежде, в любви, никак не может принять этот факт и двигаться дальше, несмотря на своё желание.

В практике мне встречались две модели поведения, когда слишком сложно переживать расставание или развод: игнорирование своих чувств по поводу утраты и игнорирование самого факта разрыва, которые могут быть сразу у одного человека в мозаичной форме.

  1. Человек привык игнорировать свои чувства, не проживать их. Он избегает осмыслить для себя факт потери, стремится жить так, будто ничего не произошло, будто расставание никак его не затронуло. Стыд признать свою уязвимость в любви или уязвлённость не позволяют разделять свои чувства с окружающими, выговариваться и получать поддержку.

В этом случае вытесненные чувства по поводу разрыва или развода станут оттягивать энергию из жизни человека, как хронический очаг воспаления. Они могут стать основой страхов вступать в новые отношения.

  1. Расставание оказалось сильным ударом по чувству собственного достоинства человека, ухудшило качество его жизни, тотально обрушило его образ будущего. Это говорит либо о близкой связи, которая была в паре, либо о зависимых отношениях. У человека субъективно не хватает ресурсов строить свою жизнь вне этих закончившихся отношений, поэтому признать факт расставания невозможно.

Избегание реальности, в которой расставание произошло, приводят к причудливым формам поведения, остановке в естественном ходе жизни.

В обоих этих случаях необходима терапия, поскольку такое обращение с собой в ситуации расставания не экологично и приводит к ухудшению качества жизни.

В терапии мы работаем над тем, что поможет человеку восстановиться после расставания, а именно:

  • инвентаризацией — что утеряно с разрывом;
  • обнаружением ресурсов — того, что осталось в жизни человека после расставания, на кого и на что он может опираться;
  • проживанием разных чувств (злости, обиды, любви, печали и др), чтобы они стали проточными;
  • обнаружением новой идентичности — каким стал человек, пережив опыт этого расставания, чему он научился.

Постепенно расставшийся человек интегрирует опыт расставания в свою жизнь и получает возможность двигаться дальше.

Как ни странно звучит, правильно пережитое расставание делает человека чувствительнее, мудрее и сильнее. 

Благодарность и счастье

Довольно часто и временами неожиданно, люди с которыми я работала, пишут или звонят мне, спустя несколько месяцев по окончанию нашей работы — терапии или супервизии, что они благодарны и признательны мне. Иногда это просто так, иногда, после важных событий в их жизни.

Я задумалась о том, что терапия — это сложный и медленный процесс. Осознавание и перестройка привычных шаблонов поведения не только вызывают сопротивление, требуют усилий, много реального времени, но и сам переход количественных изменений в качественные может быть замечен и признан клиентом как эффект терапии, а может быть обесценен.

Обесценить — самое простое и привычное действие для многих людей. Ведь редко бывает, когда что-то устраивает на 100%, чаще всего мы получаем частичное удовлетворение.

Так вот, если человек обнаружил в себе признательность, благодарность, понимая за что именно он благодарен мне как своему терапевту/супервизору, то помимо того, что мне это дорого и приятно, я понимаю, что он сумел встроить полученный опыт в свою жизнь, что само по себе уже прекрасно.

Особенно важно и ценно, если у него появилась благодарность вопреки его привычному обесцениванию.

Я различаю желание быть благодарным из идеи всеобъемлющей любви и вежливости, минуя реальные неудовлетворение и злость.

Действовать из идеи «хорошо быть благодарным» — это ловушка, поскольку приходится игнорировать свои реальные чувства, что к действительному обнаружению ценности и признательности не имеет никакого отношения.

Терапия — специальное пространство для того, чтобы обнаруживать и отреагировать удержанную злость на всякого рода неудовлетворение в жизни, для поиска способов удовлетворения, и тогда действительно жить становится лучше.

Научиться признавать, что стало лучше — это важная отдельная работа.

Мои давние наблюдения о том, что мешает людям быть счастливыми, привели меня к обнаружению такого механизма, как обесценивание.

Все самое прекрасное, что встречает и имеет человек, он может в своём сознании сделать неценным, неважным, что приводит его к переживанию ничтожности всего, самого себя и страданию.

Низкая самоценность — это зависимые отношения, это постоянный поиск признания, восхищения, одобрения у окружающих.

Низкая ценность других людей — одиночество, отчуждённость, неудовлетворённость отношениями. Человек, низко ценящий себя, обесценивает и других по механизму проекции. Чаще всего, это качели: то другие прекрасны, а я ужасен, то наоборот.

Научиться самоуважению и уважению, научиться замечать и распознавать для себя хорошее, важное, ценное, полезное; научиться ценить и признавать это хорошее, это — одна из задач терапии, поскольку эти навыки помогают человеку выбирать хорошее для себя.

Научиться выражать свою благодарность и признание другим людям — это овладеть навыком построения хороших отношений. Люди, замечая свою ценность в жизни человека, готовы больше сотрудничать и откликаться на него.

Замечать хорошее и быть благодарным — это возможность строить свою жизнь на ценности происходящего, а значит быть счастливым.

Когда хочется себе маму получше

В жизни часто складываются ситуации, когда приходит мысль, что можно что-то лучше.

Найти работу лучше, купить что-то качественнее и дешевле, устроить отношения лучше или найти более подходящего человека.

Эта мысль может быть вызвана, как обилием реального выбора, так и мечтой о лучшем.

Выбирать лучшее из реального — позиция развития. Вместо страдания, согласия на малое — стремиться к максимальному успеху.

Мечта о лучшем часто мешает остановиться на том, что есть хорошего сейчас, вызывая хроническую неудовлетворённость.

Мечтой, вызывающей страдание, может стать мечта о лучшем родителе, чем тот, что есть сейчас.

Для маленького ребёнка связь с мамой или человеком, заменяющем ее, жизненно необходима, даже больше, чем хороший уход. Без включённого внимания одного взрослого младенцы угасают и погибают даже в хороших условиях госпиталя.

Поэтому, если мама оставляет младенца, то где-то с 6 месяцев он продолжает отношения с воображаемым образом своей мамы, это помогает ему переживать разрывы и восстанавливать с ней отношения после разлуки.

В продолжающихся реальных отношениях постепенно ребёнок интегрирует маму «добрую» и маму «злую», маму реальную и маму из своего воображения, а для этой непростой работы нужна и определенная зрелость психики, и принимающее безопасное окружение.

Но случается так, что воображаемый образ никак не сходится с реальной несовершенной мамой. Слишком долгая разлука, где ребёнок выжил без реальной мамы, смерть мамы; слишком пугающая резкая реальная мама, могут привести к тому, что ребёнок опирается больше на свой внутренний идеализированный образ, а не на живого человека, и строит отношения с ним.

Это позволяет ему пережить боль расставания и ужас потери, а позже и отвергать маму, которая ему не подходит.

Казалось бы, отвержение позволяет ребёнку, а потом и взрослому человеку, выбирать только то, что ему подходит. Но реально это не сопряжено с осознанным спокойным выбором, т к отвержение мамы происходит до этапа зрелой сепарации, ведь нужда ребёнка в маме не удовлетворяется и никуда не исчезает.

Также брошенный и отвергнутый ребёнок может переживать сильный стыд и отвергать себя сам, не получая опыта надежной связи и принятия.

Нужда в «хорошей маме» переходит с ним во взрослую жизнь и проявляется в поиске лучшего партнера/мамы для себя. Из идеи о своей неуязвимости и способности не привязываться и отвергать людей, человек, игнорируя свою нужду, легко вступает в зависимые отношения, например, со своими родителями.

Часто он обращается к своему внутреннему образу хорошей мамы с самими искренними ожиданиями, а сталкивается с реальной мамой, которая им не соответствует.

Зависимые отношения проявляются в том, что люди с такими феноменами живут надеждой/мечтой изменить своих родителей. Раз за разом они требуют необходимого им внимания, доброго отношения, того, чего, как правило, нет, никак не соглашаясь на то, что могут дать их реальные родители.

Это та точка, где появляется боль и хроническое разочарование, самые тяжелые обиды на родителей.

Исцеление приходит через преодоление опыта разрывов в значимых отношениях, когда достигается постоянство реального достаточно хорошего внешнего (терапевта) и внутреннего объекта. Для этого необходимо выращивать доверие на длительном отрезке времени, чтобы человек преодолевал опыт брошенном ты и отвердения своими родителями. 

В ситуации сложившегося доверия в терапии возможно обнаружение и принятие себя реального. А также интеграция образов во внутреннем мире, что говорит о созревании психики, позволяет согласиться на несовершенные реальные отношения с родителями.

Женщина в двойном любовном треугольнике

Некоторые женщины думают, что никогда не станут изменять мужьям или становиться любовницами.

А в жизни случается и то, и то. И можем проследить, что же происходит, что вполне успешные умные женщины вступают в запретную связь, в которой нет счастья и удовлетворения, но и разорвать ее невозможно.

По моим наблюдениям, женщины редко выбирают себе в любовники мужчин, которые более хороши, чем их мужья. Обычно, если любовник действительно достойный человек, то он настаивает на том, чтобы их отношения перестали быть «треугольными» и/или он довольно быстро разводится, если несвободен, женится на своей любимой женщине, не затягивая тайный роман на годы.

Если женщина этому противится, желая сохранять свой брак, как правило, она не доверяет своему любовнику, а он соглашается с этим.

Так что же удерживает женщин в отношениях с любовниками, когда зачастую даже секс, финансовое положение, стабильность отношений и привязанность с мужьями у них лучше, а любовники проигрывают по всем этим фронтам?

Практически все женщины скажут о чувствах, о влюблённости.

Когда есть возможность исследовать глубинные потребности женщины, находящейся в двойном любовном треугольнике, мы часто выходим на то, что от мужа мало внимания, а именно признания красоты, успешности и многого другого, что сумел оценить и заметить любовник.

Здесь есть возможность тайно досадить мужу, отомстить за его невнимание и пренебрежение, если оно имеет место, т к, появление любовных треугольников связано ещё и со сложностями открыто конфликтовать в близких отношениях, проявлять агрессию и недовольство.

Часто непроявленная злость на мужа позволяет женщине завести любовника. Но в таких случаях женщина не довольна обоими партнерами, т к она, не умеет адекватно использовать свою агрессию и переживает бессилие что-либо изменить в отношениях, что с одним, что с другим мужчиной.

Но давайте вернёмся к женщинам, которым  необходимо восхищение, — это ахиллесова пята, в которую попадают мужчины влюблёнными взглядами, комплиментами. Чем лучше говорит мужчина, тем легче жаждущие признания женщины вступают в зависимые отношения.

Если мужчина женат, то есть возможность конкурировать с его женой, получая своё удовлетворение, когда мужчина обесценивает супругу и возносит любовницу. Удовлетворение от любви двух мужчин также помогают напитаться признанием — королева, нет, богиня!

Эта игра может затянуться на годы, где каждый получает свою выгоду, расплачиваясь за это ревностью, страхами, страданием, стыдом и чувством вины.

Помимо выгод, у каждого из зависимых в треугольнике есть расщепление личности на разумную часть и надеющуюся.

Многие женщины из рациональной части не верят в то, что мужчина уйдёт из жены, ведь это пустые обещания. Но эмоциональная желающая часть надеется на это. И женщина крепко сидит на крючке своих надежд и желания, даже если точно знает, что с этим мужчиной она не будет счастлива в паре, что им не так уж хорошо вместе, а скорее плохо и небезопасно.

По моим наблюдениям, в зависимых отношениях наркотиком становятся не другой человек, а то признание и восхищение, которое он даёт, ситуация отношений с ним.

Такая сильная потребность, как правило, связана с глубоким чувством собственной неполноценности, неуверенности в себе, что может быть, как у женщин, так и у мужчин, но женщины чаще выбирают способ компенсации через любовные отношения, т.к. в патриархальном обществе женщина получает признание через любовь и восхищение мужчин.

Многие мужчины также компенсируют неуверенность в себе через параллельные отношения с женщинами, и чем сильнее идёт за него борьба, тем более он удовлетворён.

Поэтому развод с женой в такой ситуации — это необходимость отказаться от источника удовлетворения.

Как и любая зависимость, любовный треугольник — это поиск быстрой разрядки напряжения. И чем примитивнее способ, тем больше он вызывает страдания, вреден для здоровья, разрушителен для отношений.

Выходить из треугольников гораздо сложнее, чем вступить в них.

Стоит помнить, что хорошая терапия может служить здоровой альтернативой разрушительной связи.

Выход из любовного треугольника — это обнаружение важной потребности, которая удерживает с любовником. Поиск легальных способов ее удовлетворения. Обучение регуляции своего эмоционального состояния, постепенная замена легких способов разрядки на более здоровые сложные.

В отношениях с любовником, если хочется стать парой, то стоит прояснить, хочет ли он того же и что он готов сделать для этого. Стоит различать слова и реальные действия. 

Часто женщины, бывшие любовницами, получают этот болезненный, но ценный урок — видеть поступки и дела мужчины, а не красивые слова. Некоторые женщины, обжегшись любовниками, начинают больше ценить и уважать своих мужей.

Если ничего не предпринимать, то любовные треугольники растягиваются на десятилетия. Люди сменяют один другого, а система остаётся прежней. Иногда для человека это его личный осознанный выбор — жить такими отношениями, поскольку они заполняют пустоту внутри него, развеивают скуку.

В таком случае терапия им нужна для того, чтобы снимать приступы ревности, разделять своё тайное страдание с другим человеком — терапевтом, но никак не менять систему своих отношений. В таких ситуациях я отказываюсь поддерживать человека в роли ситуативного обезболивающего.

В ходе длительной работы по выходу из любовного треугольника человек наращивает свою эмоциональную устойчивость, чувствительность к границам, обретает центр тяжести вопреки прежней неутолимой жажде признания и восхищения.

Одним из самых важных приобретений терапии становится самоуважение. Его часто не хватает не только любовницам и любовникам, но и многим другим людям, которые соглашаются на не подходящие им отношения, чрезмерно зависимы от мнения окружающих.