Как пережить отказ или отвержение?

В ситуации выбора естественно, когда люди от чего-то или кого-то отказываются, отвергают то, что им не подходит.

Переживать отказ или быть отвергнутым очень неприятно. Для некоторых людей — это попадание в эмоциональную травму.

Переживание отвержения может выглядеть как сильная тревога, паника, холод, замирание, дезориентация, приступ сильного стыда, еле сдерживая ярость.

Люди с такими симптомами чрезвычайно чувствительны к отказам, к отсутствию интереса и расположения в отношениях, которое они интерпретируют как отвержение. Часто они склонны к опережающему отвержению — оттолкнуть при первой мысли, что их могут отвергнуть, не разбирая, что происходит в реальной ситуации.

В детстве их могли отвергать близкие люди, они могли быть оставлены или разлучены с родителями на слишком долгий срок так, что их привязанность не смогла безболезненно восстановиться. Остается ощущение потери важной связи, доверия, что нужен этому миру, людям.

Такой травматический опыт можно проработать в терапии за счёт длительных доверительных отношениях с терапевтом.

Клиент переживает ситуацию, где его отвергли со всей интенсивностью и болезненностью покинутого ребёнка, для которого отношение взрослых — это возможность выжить, он реально зависим в силу своих возрастных ограничений.

В этом эмоциональном детском состоянии клиент может переживать сильный испуг, беспомощность, токсический стыд и отвергать себя сам: я отвратительное чудовище, я никчёмен, никому не нужен!

Мышление становится тоннельным, сильная душевная боль сужает сознание.

Наша задача в этот момент возвращать человека в реальность, в его телесные ощущения прежде всего. Как он чувствует эту боль, где она в теле.

Возращение в текущую ситуацию также необходимо через отношения с теми, кому этот человек важен и нужен, со мной в том числе — можно и нужно опираться на надёжные связи с другими людьми в противовес травматичной генерализации «я не нужен ему, значит весь мир отвернулся от меня!» Важно вспомнить о том, что сейчас он взрослый человек и может опираться на ресурсы своей взрослости, он далеко не так беспомощен, как был в детстве.

Со временем клиенты выстраивают новые системы отношений и самоподдержки. Они научаются выходить из таких провалов, в том числе через отношения со своим внутренним горюющим воющим ребёнком: ласково обращаться к нему «я с тобой, я здесь, уж я-то тебя не брошу, я позабочусь о тебе». Зная себя и свою склонность проваливаться, клиенты обучаются тому, чтобы в ситуации отказов и отвержения облегчать своё эмоциональное и физическое состояние.

Со временем такой навык заботы о себе позволит легче переносить отказы и отвержение, которые есть в жизни каждого человека; а значит — больше рисковать, быть более смелым в достижении своих целей, в отношениях. 

Для более легкого отношения к отказам я предлагаю такой нехитрый приём. Не стоит ассоциировать своё предложение/инициативу/продукт своего творчества со своей личностью.

Можно доставать из себя образ того, что вы предлагаете другому человеку, например в виде мячика, и «выложить» его в пространство между вами. Другой человек может взять, а может не взять, если ему это не нужно. Тогда вы спокойно забираете свой «мячик» и уходите искать того, кому он будет нужен и ценен, или предлагаете что-то другое, более подходящее ситуации или этому человеку.

Попадание в травму отвержения возможно, если вы пытаетесь отдать другому человеку «своего внутреннего ребёнка» — свои нужды и желания, свои чувства и надежды, вы хотите, чтобы он взял на себя заботу о них. Тогда любой отказ чрезвычайно болезнен.

Если вы сохраняете позицию взрослого человека, который сам заботится о своих нуждах и чувствах, то отказ может быть неприятен, но не катастрофичен.

Переживать отказы и отвержение, не проваливаясь, — это и эмоциональная устойчивость, и уверенность в себе — хороший важный навык, позволяющий быть свободным в своём выборе, в любых отношениях. 

Когда хочется себе маму получше

В жизни часто складываются ситуации, когда приходит мысль, что можно что-то лучше.

Найти работу лучше, купить что-то качественнее и дешевле, устроить отношения лучше или найти более подходящего человека.

Эта мысль может быть вызвана, как обилием реального выбора, так и мечтой о лучшем.

Выбирать лучшее из реального — позиция развития. Вместо страдания, согласия на малое — стремиться к максимальному успеху.

Мечта о лучшем часто мешает остановиться на том, что есть хорошего сейчас, вызывая хроническую неудовлетворённость.

Мечтой, вызывающей страдание, может стать мечта о лучшем родителе, чем тот, что есть сейчас.

Для маленького ребёнка связь с мамой или человеком, заменяющем ее, жизненно необходима, даже больше, чем хороший уход. Без включённого внимания одного взрослого младенцы угасают и погибают даже в хороших условиях госпиталя.

Поэтому, если мама оставляет младенца, то где-то с 6 месяцев он продолжает отношения с воображаемым образом своей мамы, это помогает ему переживать разрывы и восстанавливать с ней отношения после разлуки.

В продолжающихся реальных отношениях постепенно ребёнок интегрирует маму «добрую» и маму «злую», маму реальную и маму из своего воображения, а для этой непростой работы нужна и определенная зрелость психики, и принимающее безопасное окружение.

Но случается так, что воображаемый образ никак не сходится с реальной несовершенной мамой. Слишком долгая разлука, где ребёнок выжил без реальной мамы, смерть мамы; слишком пугающая резкая реальная мама, могут привести к тому, что ребёнок опирается больше на свой внутренний идеализированный образ, а не на живого человека, и строит отношения с ним.

Это позволяет ему пережить боль расставания и ужас потери, а позже и отвергать маму, которая ему не подходит.

Казалось бы, отвержение позволяет ребёнку, а потом и взрослому человеку, выбирать только то, что ему подходит. Но реально это не сопряжено с осознанным спокойным выбором, т к отвержение мамы происходит до этапа зрелой сепарации, ведь нужда ребёнка в маме не удовлетворяется и никуда не исчезает.

Также брошенный и отвергнутый ребёнок может переживать сильный стыд и отвергать себя сам, не получая опыта надежной связи и принятия.

Нужда в «хорошей маме» переходит с ним во взрослую жизнь и проявляется в поиске лучшего партнера/мамы для себя. Из идеи о своей неуязвимости и способности не привязываться и отвергать людей, человек, игнорируя свою нужду, легко вступает в зависимые отношения, например, со своими родителями.

Часто он обращается к своему внутреннему образу хорошей мамы с самими искренними ожиданиями, а сталкивается с реальной мамой, которая им не соответствует.

Зависимые отношения проявляются в том, что люди с такими феноменами живут надеждой/мечтой изменить своих родителей. Раз за разом они требуют необходимого им внимания, доброго отношения, того, чего, как правило, нет, никак не соглашаясь на то, что могут дать их реальные родители.

Это та точка, где появляется боль и хроническое разочарование, самые тяжелые обиды на родителей.

Исцеление приходит через преодоление опыта разрывов в значимых отношениях, когда достигается постоянство реального достаточно хорошего внешнего (терапевта) и внутреннего объекта. Для этого необходимо выращивать доверие на длительном отрезке времени, чтобы человек преодолевал опыт брошенном ты и отвердения своими родителями. 

В ситуации сложившегося доверия в терапии возможно обнаружение и принятие себя реального. А также интеграция образов во внутреннем мире, что говорит о созревании психики, позволяет согласиться на несовершенные реальные отношения с родителями.