Вопросы детскому психологу

С какими вопросами родители чаще всего приходят на приём психолога?

Обычно к детскому психологу родители обращаются по двум причинам: что-то в состоянии или поведении ребенка беспокоит их самих или же педагоги, специалисты, работающие с детьми, направили семью на консультирование, заметив неладное ребенком.

Чаще всего родители обращаются к детским психологам, когда их дети начали чего-то бояться, плохо себя вести, когда поведение детей не устраивает родителей. Например, ребенок агрессивен, пуглив, не уверен в себе, не хочет учиться, не имеет друзей, лжет, крадет, общается с плохой компанией, не слушается родителей.  Или же самим родителям хочется лучше понимать своих детей и выстраивать более доверительные близкие отношения. Очень часто родители приходят к психологам, когда в семье или с ребенком случилось что-то не очень хорошее: была какая-то авария, нападение на ребенка или семья переживает утрату родного человека.

Родители приходят по направлению психологов и педагогов из образовательных учреждений, когда те жалуются на поведение ребенка или видят его сложности в отношениях со сверстниками, в образовательном процессе. Также врачи разных практик часто направляют родителей с детьми к психологу, когда видят, что проблемы со здоровьем ребенка имеют психологическую основу. Это могут быть различные психосоматические и невротические проявления: головные боли, тики и много всего другого. Или, когда ребенок по медицинским показателям здоров, а имеются боли неясного происхождения.

Каким видят дети детского психолога? Можно ли его назвать другом, наставником или своеобразным врачом? (как они его воспринимают)

Впечатление о психологе у ребенка складывается из того, что рассказывают ему родители о психологах, из того, сталкивался ли он с психологами в детском саду или в школе, что он услышал от сверстников, что видел по телевизору. Я всегда спрашиваю у маленьких клиентов на первой консультации, что они знают о психологах, чем ни занимаются, и по ходу беседы корректирую эти представления. Говорю о том, что психолог — это не врач, что у меня нет уколов, что моя задача – помочь разобраться в трудностях с чувствами и в отношениях. Если родители привели своего ребенка как свою проблему, которую нужно исправить, то необходимо некоторое время на установление доверия с малышом и особенно с подростком. Поэтому восприятие детьми психолога изначально разнится, и потом еще меняется в ходе психологической работы. Когда складывается хороший рабочий альянс с родителями и с ребенком, то психолог становится человеком, которому можно доверить свое самое сложное переживание или свою историю, например, что на самом деле уже давно-давно думаешь, что никто тебя не любит, что боишься драться, даже если ты мальчик и все тебя обижают, или что скучаешь по папе, который был плохим, и родители развелись, а теперь о нем нельзя вспоминать, или что режешь себе руки или смотришь гей-порно. Появляются отношения доверия и привязанности. Дети часто приносят свои рисунки, поделки в знак симпатии, и со временем они понимают, что психолог — это не друг, это специалист, который помогает ребенку разобраться в очень важном, но он не придет в гости или на день рождения, хотя этого некоторым ребятам очень и хотелось бы. Мы говорим об этих желаниях, находим то ценное, что есть в наших отношениях в рамках психологической работы, радуемся тому, что мы можем делать, и грустим о том, чего не можем. Это часть нашей жизни и работы – переживать ограничения.

Современный темп жизни диктует свои правила. Меняются ли требования родителей к своим детям со временем?

Да, меняются. Это одна из основных проблем невротизации современных детей, да и людей в целом. Очень сильно выросли требования к успешности детей и взрослых. Сейчас недостаточно знать алфавит перед школой, хорошо бы уметь читать, изучать 1-2 языка, заниматься хотя бы одним видом спорта профессионально. Иногда даже то, что ребенок не лучший в классе, приводит родителей в истерику, недостаточно быть отличником, нужно быть лучшим во всем. Дети в 11-12 лет серьёзно переживают о своем будущем, какую профессию выбрать, смогут ли они хорошо зарабатывать, завести семью, будут ли они востребованы… Такие тревоги  в семье часто приводят к невротическим состояниям, к отказу детей заниматься чем-либо вообще в подростковом возрасте. В таких случаях мы работаем на снижение завышенных требований родителей к своим детям, на развитие отношений, контакта, эмпатии между ними, на преодоление страха неудач у ребенка. Это требует работы с идеями и установками родителей, с их представлениями о себе, с их переживанием самоценности.

Но в целом можно отметить тенденцию на огромную тревогу и страх будущего у детей и подростков: страх не смочь зарабатывать себе на жизнь, не получить образование, жить в коробках вместе с бомжами, страх не завести семью, нежелание иметь детей в будущем из-за страха не справиться с их воспитанием.

Какое влияние оказывают на жизнь ребёнка Интернет? “Взрослые” гаджеты — друзья или враги гармоничного развития?

Современные технологии и способы передачи информации, коммуникации входят в жизнь семьи так, что каждая семья самостоятельно принимает решение о том, будет ли их ребенок пользоваться мобильной связью, планшетом, ПК, смотреть телевизор. Когда гаджеты становятся целым миром ребенка, он ждет любой возможности нырнуть в игру, в сериальчик – они враги. Сейчас все больше детей уходит от напряжения реального мира, от тревоги в мир виртуальный. Постоянная занятость учебой и кружками провидит к дефициту общения, свободного взаимодействия со сверстниками, к неумению себя занять, к желанию, чтобы кто-то развлекал, а по сути к все большей изоляции, к погружению в вирутальные миры. Это грустно, когда мальчик 10 лет пытается ухаживать за девочкой, как герой дешевого сериала. Его модель отношений взята из придуманного мира. Естественно, что он переживает огромное разочарование при столкновении с реальностью и очень злится, ведь он все делал «правильно». Конечно, сложности в женско-мужских отношениях – это всегда столкновение фантазий, привычных способов и реальности, но увлечение выдуманными моделями при дефиците обычного общения приводит к еще большей травматизации.

Каким образом родители (а также педагоги) могут создать психологически безопасное пространство для детей, исключая гиперопёку и запретительную позицию?

Прежде всего безопасность появляется при наличии хороших границ возможного и невозможного поведения со стороны взрослых и детей, при уважении к физическим границам и личности каждого человека в этом пространстве. Если папа бьет маму, травму получает не только мама, но и все члены семьи за счет эмаптии и идентификации, кто с жертвой, кто с агрессором. У ребенка должны быть четкие правила, по которым он живет, а также — предсказуемость, последовательность поведения значимых взрослых. Ничто так не расшатывает психику ребенка, как отсутствие режима дня, невнятность требований взрослых, вседозволенность, распущенность, повышенная требовательность, чрезмерная строгость, отсутствие наказаний или спутанность ролей в семье/в детском коллективе, постоянные конфликты. Безопасное пространство – это четкие внешние границы и свобода внутри них. Психологическая работа – это пример модели безопасного психологического пространства: есть четкий временной промежуток длительности консультации, есть кабинет, есть психолог, есть оплата, есть то, что нельзя делать во время психологической работы, например, ломать мебель, бить психолога или других людей. При этом внутри сессии много свободы и спонтанного творчества, которое возникает во взаимодействии, основывается на договоре. Семья или детский коллектив могут быть организованы таким безопасным образом для ребенка. Чем старше ребёнок, тем больше необходимо уделять времени и внимания договору с ним, это позволяет появляться его собственному видению, способствует развитию его чувствительности к себе, его самости, которая поможет ему отделиться от родителей, искать подходящее ему место в жизни. Поэтому сопровождать ребенка в его жизни – это двигаться от безопасности к свободе. Взрослым необходимо в этом процессе быть гибкими, чувствительными к быстро меняющимся нуждам детей, не забывая о том, что они сами задают образец модели поведения и образа жизни.

Самые запретные темы в общении родителей и детей?

Самые сложные темы для родителей и детей – это то, о чем трудно говорить самим взрослым. Это чаще всего «стыдные темы» сексуальные отношения, тема половой идентичности ребенка, иногда тема денег сложна для обсуждения. Все виды зависимостей у членов семьи сопровождаются замалчиванием, искажением реальности. Темы, где родители остро ранены, хронически травмированы: конфликтные отношения с родственниками; тема горя, утраты во многих семьях табуирована, так же, как и тема практически любых болезненных переживаний (начнем ворошить, станет еще хуже) также недоступны или мало доступны для обсуждения с детьми. Это приводит к появлению больших зон умолчания, напряжения, роста фоновой тревоги и возникновению невротических проявлений у детей, нарушению сна, психосоматических проявлений, ухудшению учебы, ретраваматизации ребенка или застреванию в негативе.

Поэтому часто к детскому психологу родители приходят с желанием передать ему это трудную для них работу – говорить с ребенком о тяжелом для семьи.

Очень часто психологическая работа с трудными переживаниями детей и их родителей способствует уменьшению напряжения, травматизации членов семьи, большему контакту, свободе и легкости проявлений. Все можно пережить, если можно об этом говорить, если есть кому плакать. Как известно, детское горе и боль, в том числе душевная, для большинства людей менее выносимы, чем собственные, поэтому взрослые могут останавливать процессы горевания и переживания негативных событий детьми, что приводит к их застреванию в травме. Если работа идет не с одним ребёнком, а со всей семьей, то родители и дети получают навык экологичного обращения с чувствами, возможность переживать их самому и выдерживать чужие.

Встречались ли на практике случаи радикального неприятия родителями ребёнка?

Да, такие случаи бывали. В данных ситуациях помощь была необходима родителям, поскольку они проецировали на детей собственный опыт непринятия и отвержения.

Меняются поколения — меняются детско-родительские отношения. Можно ли сказать, что сейчас дети относятся к родителям более доверительно?

В целом в обществе есть тренд на сокращение дистанции между родителями и детьми. Взрослые стали более психологизированы, они чаще интересуются, чем живут их дети, а это вызывает у детей доверие к родителям. Этому сближению способствует и сужение круга общения детей со сверстниками, большая замкнутость в пределах квартиры, дома. Но снова хочу отметить большое разнообразие в типах семейных отношениях. Если семейная система достаточно здорова, взрослые справляются со своими родительскими задачами, внешняя среда благоприятна, окружение поддерживающее, детям безопасно доверять родителям, то эти люди к нам не обращаются.

Самый “вредный” совет для родителей, которые хотят сохранить доверительные отношения с дочкой или сыном.

Это будет не один совет, а несколько.

Во-первых, необходимо ребенка ругать за все, что он вам рассказал о себе. Объяснять ему, что он плохой, что стыдно так поступать, думать, жить. Что есть другие хорошие дети, не то, что он. Что сами родители и другие родственники такими не были. Что он сам во всем виноват и пусть справляется, как хочет.

Во-вторых, нужно рассказать всем родственникам, друзьям и учителям о, чем поделился по секрету ваш ребенок.

В-третьих, нужно говорить своим детям одно, завтра что-то другое, а делать третье; лучше забывать о своих обещаниях, обманывать их, все равно они маленькие и ничего не поймут.

Ваши дети вырастут подозрительными замкнутыми одинокими. Они не будут обращаться за помощью ни к вам, ни к другим людям, они вам не будут доверять ни при каких условиях.

Раньше педагог был непререкаемым авторитетом и для детей, и для родителей. Изменилась ли роль школы в наше время?

Как мама, и как психолог я могу сказать, что современная школа – это источник тревоги огромного стресса у многих детей и их родителей. Образовательный процесс во многих школах устроен так, что дети вынуждены запоминать огромное количество информации, чтобы воспроизвести ее на ОГЭ и ЕГЭ. Учителя вынуждены натаскивать детей на сдачу экзаменов, они загружены бумажной работой, дети находятся в хроническом предэкзаменационном стрессе, иногда начиная со 1-2 класса. Возможность научить аналитически и творчески мыслить, расшить кругозор детям, передать гуманистические ценности, – все это сейчас встречается довольно редко в нашей системе образования, к сожалению, этому слишком мало места в конвейерном обучении. И у детей мало возможности увидеть в педагогах ярких авторитетных людей, какими они, по моим воспоминаниям, были для школьников раньше.

Поэтому про авторитет учителя можно говорить, имея ввиду конкретную школу и конкретную семью. Уважение к другим людям и к учителям, в частности, ребенок усваивает в семье. Особенно важно, я всегда говорю об этом своим клиенткам, мамам детей, учащимся плохо в начальной школе, что если вы не уважаете учительницу, то ваш ребенок не сможет хорошо у нее учиться. Ваше, даже не озвучиваемое к ней пренебрежение усвоит и первоклашка. Поэтому важен хороший контакт родителей с учителями, взаимное уважение.

Ведущая роль школы в образовании детей остается прежней, но ближе к старшей школе важными становятся репетиторы. Обучение в школе все более становится механической передачей информации.

На вопросы А. Суховодовой отвечала семейный психолог Ахметсафина София