Мать использует ребёнка

Использование детей для работы по дому, по хозяйству — это, на чем держались семьи, таким образом из века в век люди выживали: сначала рты, а потом будут работники.

Сейчас изменились культурная и экономическая ситуация, выживать намного легче, чем нашим предкам.

Зависимость детей от родителей осталась прежней в детском и подростковом возрасте, но с обретением прав и свобод с 16-18 лет они могут начать жить отдельно и при возможности работать — самостоятельно. Удлинившийся период детства связан скорее с качеством образования и бытовых условий, которые при желании родители могут предоставить своим подросшим детям, жизненной необходимости в этом нет. 

Перед современными родителями стоят другие задачи — вырастить детей, научив их быть самостоятельными, адаптированными к жизни в социуме и отпустить во взрослую жизнь.

Заботу о стариках взяло на себя государство, и платит пусть мизерные, но пенсии. Все меньше работа и быт многих людей связаны с тяжёлым физическим трудом, поэтому зависимость городских относительно молодых родителей от собственных детей существенно снизилась.

В наше время в большинстве случаев совместного проживания взрослых детей и их родителей, способных ухаживать за собой самостоятельно, обусловлены не жесткой необходимостью, а более высоким качеством жизни: жильё собственное, а не съемное, дети возят на машине, отдыхать за границу, решают бытовые проблемы, родители и дети поддерживают друг друга эмоционально.

Тем не менее некоторые люди используют модель токсичных отношений зависимости от своих детей будучи дееспособными. Чаще всего это связано с эмоциональной незрелостью самих родителей, которые не имели достаточно хороших условий для взросления — безопасности и личной заинтересованности в них со стороны взрослых. 

Чаще всего это женский способ — компенсироваться за счёт детей.

Одна моя знакомая рассказывала, что однажды ее 5-летняя дочь ушла без неё играть со своими друзьями на даче. Она осталась одна, грустила, и переживая глубинное одиночество, решила завести второго ребёнка. Младшую дочь она уже не отпускала от себя. Например, знакомая жаловалась, что ничего за день не успевает, потому что они с мелкой часами смотрят мультики, а ей было около 3 лет тогда. Эта женщина обернула свою жизнь вокруг ребёнка не потому, что дочь остро нуждалась в этом, а ей самой было невыносимо оставаться одной.

Вот и получается, что эмоционально мама не зрелая, она переживает свои тяжелые чувства из детства, а справляется с ними с помощью ребёнка до момента, когда он начинает становиться личностью и пытаться сепарироваться от неё. Тогда нужен новый малыш или возможна война с подрастающим.

На практике это выглядит так: женщины рожают детей, вкладывают в них определенные усилия, необходимые для роста и развития, но потом явно или неявно требуют «оплатить» долг. При этом женщина может быть замужем, но имеет холодные дистантные или конфликтные отношения со своим партнером.

Как правило, таким родителям жизнь представляется невероятно трудной: все, начиная с обустройства и обеспечения быта, до установления дружеских, партнёрских и рабочих отношений — невыносимой тяжестью. Тайная или явная мечта таких женщин — уволиться и не работать. Они будут заниматься бытом, даже растить внуков, но платить по счетам, решать конфликтные ситуации, жилищные проблемы слишком сложно для них. Современная жизнь проносится мимо них, как сверкающий огнями лайнер, а они не поспевают за ним.

Если они способны установить хорошие отношения со своими детьми, то становятся чудесными любящими бабушками. Но бывает так, что они весьма голодны до тепла, любви, отношений, как правило, с собственными матерями и мужчинами.

Поэтому в воспитании своих детей они реализуют следующую модель: подросший ребёнок в ней, независимо от собственного пола, должен любить маму и как мама и как мужчина. А именно: из материнской роли — заботиться о ней, об ее эмоциональном состоянии, угадывать ее чувства и быть контейнером — выслушивать ее переживания, также удовлетворять ее эмоциональные потребности в любви, в тепле; из мужской роли — решать ее проблемы, финансовые, жилищные, а быть верным ей, лояльным, при необходимости защищать от различных нападок. И при этом слушаться как ребёнок, ведь именно мама будет ставить цели, говорить, что нужно делать, куда двигаться.

Мама может требовать такое поведение от ребёнка, чтобы прежде всего она могла гордиться им или, чтоб люди не судачили о нем, и ей не было стыдно. 

Если не слушаться, то мама обижается, скандалит, не разговаривает, шантажирует тем, в чем ребёнок ещё нуждается от неё. Она может жестко обвинять ее во всех грехах. Многим хорошо знакомы сердечные приступы, давление, астма, заканчивающиеся вызовом скорой, как только речь заходит о непослушании. Как правило, самые жестокие бои идут вокруг личной жизни ребёнка. Как только на горизонте появляется потенциальный партнёр ребёнка, мама начинает ревновать и держать оборону прежних границ их пары.

Мама может ревновать к друзьям, к учебе, к к увлечениям, а потом и к работе своего подрастающего ребёнка — ко всему, что забирает внимание от неё самой. Иногда это звучит категорично: будь мой весь или никак не надо! Если не по-моему, то ты мне такой не нужен!

По сути в обоюдном использовании нет ничего плохого. В этой ситуации беда в том, что мать использует ребёнка не по назначению, требуя от него то, что он не должен делать ни по возрасту, ни по своей роли в семье, не удовлетворяя при этом его собственные эмоциональные потребности. 

Надо ли говорить, что такая «поглощающая» ребёнка мама подавляет его личность, сильно затрудняет его возможность сепарироваться от неё…

Отношения с такой мамой могут быть очень токсичными, ведь матери пускают в ход запугивание и унижения, навязывание состояния никчемности, лишь бы ребёнок остался с ней навсегда. В сериале «Одна за всех» мама и Сёма яркий пример таких крепко зависимых отношений.

Отсутствие понятия личных границ, уважения к себе, непонимание своих чувств и желаний, легкость стать жертвой в отношениях — это лишь малая часть результата такого воспитания.

Быть единственным инструментом адаптации в этом мире для своей мамы — задача неблагодарная, да и сама позиция весьма ущербная, лишающая права на собственную жизнь или решения.

Некоторые дети надеятся все-таки получить материнскую любовь или хотя бы благодарность за такую жертвенную заботу. Но, как правило, такие мамы не способны ни  на то, ни на другое. Эти чувства предполагают определенный уровень психологической зрелости, которым эти женщины, к сожалению, не обладают, иначе они бы вели себя по-другому.

Чего не стоит делать? Отправлять свою маму к психологу, чтоб ее там исправили и ей объяснили, как она плохо поступает. Желание что-то менять внутри себя должно идти от самого человека, иначе это такое же объектное отношение. Хорошо поддерживать маму в ее желании, если оно у неё есть, учиться проявлять свои тёплые чувства, менять своё восприятие и ваши отношения к лучшему. И вот тогда стоит помочь найти ей психолога.

Что же делать самим подросшим детям? Для личного взросления, восполнения недополученного опыта отношений с надёжным взрослым и проработки обид ходить на личную терапию. 

Постепенно пытаться выстраивать границы в отношениях с мамой. А вот здесь смириться с тем, что вы не всемогущи. Она может согласиться на то, что вы предлагаете, и ваши отношения могут стать теплее и свободнее, а может отказаться и наставать на прежней, более подходящей ей модели.

Если людей связывает хоть какое-то человеческое тепло, то, как правило, они способны на изменения ради сохранения отношений. Если же больше дефицита, ревности, объектного отношения, обид из чувства собственной правоты и несправедливости, то отношения на подходящих вам условиях уважения ваших границ могут не сложиться, возможно, придётся уступить маме и играть по ее правилам. Тогда нужно много поддержки других людей, чтобы проживать такую ситуацию, и чувства, возникающие в ней. 

Есть и еще и такая печальная реальность: не всем родителям нужны их дети, кого-то бросают совсем маленькими. Не всем родителям нужны их дети как отдельные личности со своим мнением, с правом на личные границы и на собственную жизнь — от отношений с ними отказываются, когда те вырастают. Не всем выросшим детям нужны отношения с поглощающими, вечно воюющими за власть над ними их родителями — они сами принимают решение общаться минимально или не общаться совсем.

Можно быть благодарным за своё рождение, за заботу в период детства, но не принимать использующее разрушительное отношение своих родителей. У взрослых людей уже достаточно сил для заботы о себе и поиска разных способов с этим справляться. Важно ставить себе именно такие задачи.

Каждая такая ситуация особенная и сложная, нет одного единственно возможного и правильного для всех решения, но стоит помнить, что свою жизнь можно выбирать, в отличии от мамы.

Семейный сценарий: лидирует женщина

Я в последнее время часто пишу о культуре насилия, где насильники чаще всего мужчины. Однако, есть вторая сторона: то, как приспосабливаются и выживают в этой системе женщины, какие модели отношений они создают вместе со своими мужчинами.

Выжить в ситуации угрозы физического эмоционального насилия непросто, рождение детей довольно часто приводит многих женщин к финансовой зависимости от их мужчин. Эти схемы сложились в советское время на том экономическом и культурном фоне.

Сейчас же многие женщины и мужчины ведут себя определённым образом не потому что приспособились к сложившейся текущей ситуации своей взрослой жизни, а потому что умеют только так, не осознавая этого, и зачастую сами создают ситуации, где эта модель из родительской семьи будет рабочей.

В зависимых отношениях многие женщины занимают позицию лидера: они задают вектор развития отношений, необходимость бракосочетания, покупки жилья, рождения детей, методов их воспитания и пр. Ощущая себя активными, более осознанными, чем их мужчины, женщины довольно низко оценивают своих спутников, считая их примитивными, ленивыми и т.п.

Они пилят своих мужчин, временами унижают, обозначают своё превосходство в разных сферах, скуку и желание уйти, найти более достойного партнера под уровень своего интеллекта/красоты, игнорируя один важный факт: внутренне они зависят от этих «не очень качественных мужчин», не всегда финансово и жилищно, но эмоционально — неизменно.

В своей жизни такая женщина может многого избегать и бояться, ощущая себя маленькой девочкой или занимая эту предложенную ей роль, стараясь не отсвечивать интеллектом и лидерскими качествами. Мужчина ей нужен как инструмент решения технических задач: сходи принеси, увези-привези, договорись, обеспечь финансово, посиди с детьми, пока я зарабатываю нам деньги.

В своей картинке она мудрый лидер, иногда наставник, на чьих хрупких плечах судьба её семьи, и даже интеллектуальное и духовное развитие.

В таких ситуациях чаще всего оказываются неприхотливые мужчины с низким уровнем притязаний и/или комплексом неполноценности, не любящие ответственность, предпочитающие плыть по течению в жизни и/или в своей семье.

Такие мужчины редко задумываются о том, чего они хотят сами. Семья и отношения нужны им как статус или же место, где можно чувствовать себя защищённым, нужным — то, чего не хватило им в родительских семьях. Женщина создаёт дом, уют, где он может греться, иногда дозревать.

Женитьба, дети, финансовое обеспечение, покупка жилья — это та обуза, на которую мужчины соглашаются в начале отношений, чтобы вот эта женщина сейчас была рядом. 

Именно поэтому теряя женщину, некоторые мужчины теряют интерес к своим детям, поскольку те не являются их осознанным выбором, не становятся отдельными важными людьми в их жизни, за которых отцы несут определенную ответственность.

Лидирующая в семье женщина принимает решения, за последствия которых она будет пилить его, мужчину, конечно, но в самом моменте принятия решений ему можно не напрягаться, зато потом есть возможность обижаться на несправедливость судьбы, жестокость своей женщины, думать, что и вправду бабы дуры.

Ответственность как горячий пирожок перебрасывается в такой паре. Задача женщины — заставить мужчину слушаться и отвечать за принятые ею решения. Мужчина может бороться либо за свободу принимать решения, реализуя свой подростковый бунт, либо за справедливость, за уважение к нему, как правило, в таких отношениях мужчины особенно нуждаются в признании и восхищении.

Иногда мужчина играет в свою игру: я тебе сейчас отдам немного власти надо мной, принимай решение, но отвечать за него будешь ты, а я буду критиковать, пилить тебя, чтобы ты со своим мнением не высовывалась. Или просто промолчу, но ничего делать не буду, забуду, например, а ты сама разгребай все эти проблемы, мне ничего не нужно.

Проигрывает в этих отношениях тот, кто больше нуждается в своём партнере. Власть у того, кто более свободен, смел, готов рисковать остаться один. Именно он диктует свою волю второму. Пока мужчина, например, зарабатывает, выполняет свои функции, женщины терпят свою зависимость, но стараются получить максимум возможных выгод наименее болезненными для себя путями.

Женщины выбирают для управления мужчиной разные способы: открытая диктатура, шантаж детьми, разводом, унижение, внушение мужчине никчемности через постоянное стыжение и сравнивание с другими или роль жертвы — очень несчастной больной женщины, которую надо жалеть и потому чётко выполнять её волю, а иначе давление, сердце, скорая, обиды на долгие недели и месяцы.

Отдельно хочу отметить, что в этой схеме мужчина может быть весьма успешным в социальном плане, но в силу своих собственных сценариев и комплексов из детства соглашающийся на такие отношения.

Тогда неглупые женщины используют манипулирование: постоянное внушение мужчине идей, касающихся любви, ценности семьи, его особого положения в семьи или в жизни данной женщины. Они не смеют открыто конфронтировать с мужчиной, заявляя о своих настоящих желаниях и намерениях.

Сами мужчины, привыкшие к таким моделям отношений, не выносят прямых честных прояснений, открытых договоров, где каждый берет на себя ответственность за своё поведение и определённые обязанности. Им может быть невыносимо, если женщина не подыгрывает им своей беспомощностью и зависимостью, желанием принимать решения, которые можно саботировать. Они могут теряться в ситуациях, где все ясно, где нет манипуляций, где нужно открыто определяться и принимать решения самому.

Схема отношений, где мужчина — «сильный дурак», где женщина не заморочив ему голову, не может добиться от него нужного поведения и получить его малые или большие ресурсы, бывает понятна и довольно удобна обоим партнёрам.

Вся иллюзорность лидирующей позиции женщины становится очевидна, когда мужчина принимает решение уйти. В нашем кино есть прекрасное отражение этой схемы в фильме «Покровские ворота» и в «Том самом Мюнгхаузене»:

-О чём это она?

-Барона кроет.

-И что говорит?

-Ясно что: подлец, говорит, псих ненормальный, врун несчастный 

-И чего хочет?

-Ясно чего: чтоб не бросал.

-Логично.

В этих зависимых отношениях люди крепко связаны своими нуждами и страхами, которые скорее детские, чем взрослые.

Отношения выстроены скорее на насилии со стороны мужчин и унижениях и манипуляциях со стороны женщин, ведь только так можно удерживать и удерживаться в том, что на самом деле не удовлетворяет и вызывает страдания.

Партнеры в этих схемах обоюдно — объекты удовлетворения потребностей, чью значимость можно осознать и признать лишь расставшись. 

Самый главный страх людей в зависимых отношениях, что они не смогут позаботиться о себе, а женщины ещё и — что не смогут вырастить детей без мужчины. Дети страдают в этих отношениях, будучи реально зависимыми от своих родителей, наверное, больше других.

Иногда эти страхи действительно обоснованы — люди настолько эмоционально не зрелы, что им крайне сложно организовать свою жизнь без костыля в виде другого человека. Они опускаются на социальное дно, женщины начинают вести практически проституирующий образ жизни, становятся приживалками, а мужчины — спиваются. Но чаще всего эти страхи не имеют отношения к реальности.

Сейчас женщины боятся потерять достигнутый уровень комфорта и что им будет трудно обеспечить себе и детям без этого мужчины то качество жизни, на которое они претендуют — вопрос выживания большинство людей способны решить, женщины, в том числе.

Зачастую, расставание приводит не только к снижению уровня жизни, но и к развитию партнёров, к их успехам в разных сферах жизни, ведь их энергию уже не поглощают отравляющие отношения, нет нужды сдерживать развитие своих способностей.

Мне кажется, очень важным различать свои реальные возможности, желания и те, установки, что мы выносим из семьи.

Зачастую они оторваны от современных условий жизни и возможностей конкретного человека. Взрослые люди по инерции мучаются и мучают друг друга, избегая риска отказаться от этой перевёрнутой схемы, где женщина, переживая свою зависимость, пытается лидировать над мужчиной вместо того, пробовать новые способы выстраивать отношения. Женщины могут присвоить свою силу и свободу, а мужчины — свою нужду в женщинах, тогда возможны и взаимное уважение, и честные договорённости.

Такая разная любовь…

Мы говорим и слышим «я тебя люблю», но каждый вкладывает в эти слова определённое значение и отношение.

Иногда захватывает страсть, что хочется быть с любимым человеком 7/24, по большей частью времени в постели, наслаждаясь друг другом. Иногда с ним так хорошо, проходит душевная боль, забываются обиды и проблемы, отдыхаешь душой, что не хочется никуда уходить.

Иногда так наслаждаешься его заботой, восхищением, вниманием, словами любви и нежности, что чувствуешь себя самым любимым человеком на свете, и хочется, чтобы это длилось вечно.

Практически все мы, а особенно женщины, любим слышать, как мы прекрасны, как мы нужны вот этому человеку, как мы хорошо влияем на него, вдохновляем его, как много он готов для нас сделать, что он готов сделать, чтобы быть с нами.

Чаще всего мы говорим и слышим, как здорово быть вместе и как хочется обладать друг другом. При этом многие игнорируют, состояние/настроение своего партнёра, будучи в большей степени заинтересованы быть удовлетворенными самим, чем в благополучии партнера.

Любимый человек, зачастую, — это объект обладания, поэтому бывает так много ревности, ведь не хочется ни с кем делить, страшно потерять этот ресурс. Такая любовь может быть разрушительна, она чаще всего бывает в зависимых отношениях, где люди терпят много неудовлетворения ради обладания реальным или воображаемым ресурсом, не чувствительны к границам своим и партнёра.

Ещё древние греки говорили разновидности любви — агапе, о жертвенной любви к ближнему. В такой любви есть больше заинтересованности в благополучии любимых людей.

☘️На мой взгляд, эта любовь является созидающей, той, которая помогает любящим людям развиваться и процветать.

☘️Любовь-агапе требует собственной удовлетворённости и щедрости.

Молодым родителям она даётся сложно, поскольку они только учатся сами заботиться о себе, вкладывать свои силы и ресурсы в ребёнка им бывает сложно. Чаще всего от друг друга они ждут заботы и желания наполнять, чем отдавать самим, или же отдавать им так трудно, что они предъявляют огромные счета за свой вклад. Поэтому молодым родителям нужно много поддержки от старшего поколения.

В парной терапии мы часто встречаем двух «голодных» людей, которые пиявят друг друга в надежде насытиться вниманием и заботой. Такие люди застревают в детской позиции, потому что убеждены, что партнёр им должен любой ценой.

Иногда люди заботятся о своих ближних, старясь им дать то, в чем они нуждаются сами, то, что считают правильным и хорошим. В такой ситуации они могут игнорировать потребности и границы своих близких, насильно вкладывать в них не нужное им. Это вроде бы любовь, желание позаботиться, но с насилием. Эта любовь разрушительна, потому что здесь есть не чувствительность к другому человеку и потребность его использовать для своего удовлетворения/успокоения. 

Ты в шапке, а мне хорошо. Я мечтал на юрфак, а закончишь его ты.

Человек, который научился закрывать свои основные дефициты более способен быть внимательным к другим людям, ему легче проявлять щедрость и заботу, если у него есть ценность отдавать, а не только получать.

В этой ситуации он отдаёт от избытка, ему в меньшей степени нужны благодарность или признание — это маркёры любви-агапе.

Терапия хорошо помогает осознать эти процессы, развить в себе чувствительность и к потребностям, и к границам; научиться удовлетворять свои потребности, адекватно обмениваться ресурсами, по мере возможности закрывать дефициты родительской любви в детстве, а значит становиться зрелее и осознаннее, становиться способными любить и заботиться.

🌎Иногда такая любовь выходит за пределы одного любимого человека, своей семьи — становится важен свой подъезд, свой город, своя страна, а потом и весь мир. 

Право на отказ

Право на отказ

Мы провели с Мишей нашу мастерскую «Две стороны одной встречи» на конференции в Раменском. В этот раз мы сделали ее менее безопасной, тем не менее переживания участников в этой непростой теме предлагать/отказывать расположились по обе стороны баррикад.

Некоторые участники привычно переживали стыд при получении отказа, при субъективном чувстве недостаточности на фоне «изобилия» предложения другим участникам. Но сильными оказались чувства и в момент необходимости отказать неподходящее предложение или неподходящему человеку.

Сильный стыд, вина, злость, замирание, страх потери отношений, страх, что больше никогда ничего не предложат вынуждают многих из нас игнорировать свои потребности и соглашаться на то, что не подходит или подходит лишь частично.

Обычно за таким паттерном кроется детский опыт, когда родители желали видеть своего ребёнка прежде всего удобным, а значит — безотказным. За любое несогласие с требованиями и желаниями родителей/взрослых ребёнка наказывали. Это могло быть молчание, игнорирование, реальное наказание, разного рода отвержение, что маленький, зависимый от воли взрослых ребёнок мог воспринимать как угрозу для своего существования.

Ешь кашу или не буду тебя любить! — такое часто слышали нынешние безотказные взрослые.

В этой ситуации ребенок был вынужден, чтобы не потерять любовь и расположение родителей, приспосабливаться к их нуждам и требованиям ценой игнорирования своих потребностей и права на отказ, т.е. совершать над собой некоторое насилие.

Отказывать — значит не впускать в своё тело или во внутренний мир то, что ощущается как неподходящее; не входить в неподходящие ситуации. Это защита своих границ, собственной целостности и субъективного благополучия.

Возможность отказать и продолжить быть вместе в хорошем эмоциональном контакте — признак надежных отношений, где есть уважение к границам, где люди справляются с фрустрацией, допускают, что другой не обязан удовлетворить каждое желание.

Возможность отказывать и продолжать отношения и/или идти своей траекторией — это ощущение контроля над ситуацией и собственной жизнью, ощущение уверенности в себе.

В детско-родительских отношениях, в вопросах, где взрослый обязан заботится о ребёнке, чтобы тот выжил, вырос, а ребёнок обязан слушаться взрослого там, где речь идёт о его безопасности и благополучии, важно объяснять ребёнку свои требования и решения, стараясь прийти к согласию, а не к слому воли малыша.

Тем, кто вырос безотказным из-за страха потери любви и хорошего отношения, необходимо в длительной терапии восполнять опыт отношений принятия и уважения к границам, присвоение своего права на выбор и на отказ.

В сложных ситуациях все равно каждому приходится делать выбор: мне сейчас важнее удовлетворить желание другого или своё? Иногда это бывает хороший баланс, а иногда тошнота и переполненность сигнализируют, что человек выбрал соглашаться на то, что ему не подходит.

Чаще всего в терапии люди подтверждают и присваивают уважение к себе, а значит начинают замечать свои чувства и желания, свои границы, становятся менее удобными для требовательных окружающих, но более удовлетворёнными и гармоничными в отношениях с самими собой. 

Не хочу рожать детей!

Редко это звучит основным запросом от женщин, когда они приходят ко мне на консультацию. Но очень часто это переживание всплывает в ходе дальнейшей работы.

Само по себе нежелание иметь детей или нежелание иметь еще детей не несет в себе ничего страшного. С появлением относительно надежной контрацепции женщины стали самостоятельно решать, когда и от кого у них будут дети, и будут ли вообще. Читать далее

Сильная душевная боль

Многие люди испытывали или испытывают сильную душевную боль.

Физическая боль ощущается локально, она сигналит нам о том, что какой-то орган или ткань травмированы или воспалены, они уже не могут в полной мере или совсем выполнять свои функции. Душевная боль слита со всей личностью человека. Поэтому физическая боль переживается, как «у меня болит что-то», а душевная – я весь целиком сам боль. Состояние обычно при этом очень тяжелое или невыносимое. Читать далее

Психологическая помощь взрослым людям из эмоционально неблагополучных семей

Семья — это такое устройство жизни, когда объединяются разные, часто случайные люди, для того, чтобы легче выживать вместе и растить детей. В эмоционально неблагополучной семье потребности членов семьи в выживании могут удовлетворяться, иногда на очень высоком уровне, но потребности в чувстве безопасности, принятии, нужности, в чувстве значимости и в уважении, в ощущении, что родные понимают и распознают чувства, что эти чувства им важны, часто не удовлетворяются или удовлетворяются частично. О ребенке в семье могут заботиться, вовремя кормить его, водить на прогулки, покупать самое лучшее и дать лучшее образование, но при этом он чувствует себя ненужным и отвергнутым или заброшенным.

Читать далее

Избегание трудностей при депрессивном состоянии: «Выход в космос»

Я уже писала о том, какими причинами может вызываться депрессия, насколько индивидуально она протекает. Здесь я хочу поделиться конкретными примерами из практики с разрешения клиентов.

Одним из моих личных открытий в психотерапии депрессий является сходство некоторых депрессивных состояний и состояний зависимости. Хочу сразу отметить, что депрессии могут вызываться самыми разными причинами, я озвучу здесь лишь один аспект. Читать далее

Выход из депрессии

Депрессивное состояние у взрослых людей часто бывает состоянием загадочным. Депрессия протекает у каждого человека настолько индивидуально, что те, кто лично столкнулся с этим, хорошо знают, как бывает непросто врачам-психиатрам подобрать подходящий антидепрессант, как осторожно его нужно начинать принимать и заканчивать, какие бывают синдромы отмены, побочные эффекты. Часто люди месяцами находятся в психиатрических клиниках и центрах здоровья, где им подбирают подходящие препараты, но и не всегда это удается сделать, при некоторых состояниях пациенты нечувствительны к антидепрессантам, что делает выход из депрессии для них весьма затруднительным. Читать далее