Перестать быть жертвой: супервизия случая

Переживание себя в роли жертвы — одно из самых тяжелых и на самом деле малозаметных, довольно привычных состояний для многих людей.

Бессилие, злость, которую некому и некуда выразить, безысходность, пессимизм, одиночество, чувство, что тебя никто никогда не поймёт, не примет, не полюбит; никогда ничего не получится, сколько ни старайся.

В детстве мы все зависим от воли и настроения окружающих нас взрослых, мы вынуждены подстраиваться, чтобы заслужить любовь, внимание, похвалу или избежать наказания и агрессии. Часто все эти попытки оказывались тщетными: нас не любили, как нам было нужно, нас наказывали и на нас срывались.

Мы не могли изменить поведение других людей и саму ситуацию. Так появлялось ощущение себя как жертвы воли других людей или обстоятельств. Это опасное состояние становится ведущим механизмом, определяющим то, как человек принимает решения, делает свои жизненно важные и ежедневные выборы.

Как правило, люди с таким мироощущением выбирают и во взрослом возрасте от чего или кого-либо зависеть и страдать, делают они это неосознанно.

Заниматься делом, которое не приносит дохода и удовлетворения, жить с человеком, который изменяет, пьёт или как-то иначе вызывает страдания, болеть и не лечиться, терпеть начальника-хама, маму, которая постоянно нарушает границы, вмешивается в жизнь, выросших детей, которые живут на пенсию родителей и т.п.

Окружающие часто жалеют тех, кто находится в позиции жертвы, жертвенность ставят женщинам в пример как истинную любовь. Но при близком общении ясно, что у эти люди привычно максимально подавляют агрессивность либо в отношениях с близкими, либо с чужими людьми.

Агрессия могла им помочь разозлиться и менять свою жизнь и отношения к лучшему, но они этого не делают, вслух или молча страдая, получая то, что им нужно манипулятивными способами, размещая свою агрессию косвенно.

Те, кто хочет помочь им выйти из их состояния, чаще всего терпят неудачу. Бессилие, злость — основные чувства «спасателей», ведь те, кто прочно засел в роли жертвы легко стыдятся и винятся, постоянно соблазняют на руководство собой и ни за что не хотят отвечать.

Последнее — ключевое в состоянии жертвы. Как только человек признает свою реальную ситуацию и берет на себя ответственность за это, за свои желания и действия, он перестаёт быть жертвой.

Психотерапия во многом про этот процесс — как переработать свой опыт бессилия и взять на себя ответственность за свою нынешнюю жизнь.

Самые сложные случаи в терапии — это работа с теми, кто прочно сидит в роли жертвы, прекрасно адаптирован в своей ситуации, имеет выгоды и желание сохранять все, как есть.

Основные запросы людей в таком состоянии: измените моего партнера, родителей, детей. Сделайте мне так, чтобы стало хорошо, чтобы при этом я мог продолжать жить прежней жизнью, ничего не делая сам, не совершая никаких усилий для перемен.

Раз за разом они могут приходить на сессии и рассказывать, как у них все плохо, что ничего не меняется, повергая этим своего терапевта в стыд и вину, что он плохо работает и зря берет деньги.

В супервизионной работе я поддерживаю терапевта в его состоянии бессилия: да, он действительно не может спасти своего клиента от его жизни, от страданий. Терапевт не способен заменить мать или отца, он всего лишь терапевт для этого человека.

Я предлагаю терапевту замечать и свою злость на клиента, ведь он не хочет ничего сам делать, а косвенно или прямо винит терапевта в отсутствии улучшений в своей жизни.

Из точки злости и признания своего бессилия, своих ограничений терапевт может обнаружить тепло и сочувствие своему клиенту. Так мы переходим к тому, что сам терапевт может делать в этой ситуации, не присоединяясь к клиенту в его страдании, стыде и вине.

В любой ситуации есть то, что невозможно, и есть то, что реально сделать.

У маленьких детей нет жизненного опыта и действительно бывает не так много возможностей что-то менять. У взрослых людей другая ситуация. 

Выражать своё тепло и сочувствие страдающему клиенту, пусть не как реальная мама, но это то, что может терапевт. Вместе искать ответы на вопрос «что поможет клиенту не так страдать/поменять свою ситуацию?» — это то, что может терапевт. Возвращать реальность, что только сам клиент способен что-то сделать для себя в своей жизни — это во власти терапевта.

Важно признавать право клиента ничего не менять, бросить терапию и страдать дальше, получая возможность манипулировать своими близкими через чувство вины, продолжать удовлетворять свои потребности косвенными непрямыми способами.

Страдание — само по себе вызывает привыкание, на уровне эмоций это наркотик. Перестать торчать способны немногие люди. Мы можем сожалеть и досадовать о таком выборе, но перемены возможны только, когда человек сам принял решение и стал действовать. 

Вот тогда терапевт — хорошая подмога на пути осознанности и перемен к лучшему. Работа с теми, кто в состоянии жертвы идёт по пути от бессилия терапевта к тому, что может сам клиент.

Расстаться, но застрять

Бывает, что расставание произошло, прошло несколько месяцев или лет, а один из расставшихся остаётся в надежде, в любви, никак не может принять этот факт и двигаться дальше, несмотря на своё желание.

В практике мне встречались две модели поведения, когда слишком сложно переживать расставание или развод: игнорирование своих чувств по поводу утраты и игнорирование самого факта разрыва, которые могут быть сразу у одного человека в мозаичной форме.

  1. Человек привык игнорировать свои чувства, не проживать их. Он избегает осмыслить для себя факт потери, стремится жить так, будто ничего не произошло, будто расставание никак его не затронуло. Стыд признать свою уязвимость в любви или уязвлённость не позволяют разделять свои чувства с окружающими, выговариваться и получать поддержку.

В этом случае вытесненные чувства по поводу разрыва или развода станут оттягивать энергию из жизни человека, как хронический очаг воспаления. Они могут стать основой страхов вступать в новые отношения.

  1. Расставание оказалось сильным ударом по чувству собственного достоинства человека, ухудшило качество его жизни, тотально обрушило его образ будущего. Это говорит либо о близкой связи, которая была в паре, либо о зависимых отношениях. У человека субъективно не хватает ресурсов строить свою жизнь вне этих закончившихся отношений, поэтому признать факт расставания невозможно.

Избегание реальности, в которой расставание произошло, приводят к причудливым формам поведения, остановке в естественном ходе жизни.

В обоих этих случаях необходима терапия, поскольку такое обращение с собой в ситуации расставания не экологично и приводит к ухудшению качества жизни.

В терапии мы работаем над тем, что поможет человеку восстановиться после расставания, а именно:

  • инвентаризацией — что утеряно с разрывом;
  • обнаружением ресурсов — того, что осталось в жизни человека после расставания, на кого и на что он может опираться;
  • проживанием разных чувств (злости, обиды, любви, печали и др), чтобы они стали проточными;
  • обнаружением новой идентичности — каким стал человек, пережив опыт этого расставания, чему он научился.

Постепенно расставшийся человек интегрирует опыт расставания в свою жизнь и получает возможность двигаться дальше.

Как ни странно звучит, правильно пережитое расставание делает человека чувствительнее, мудрее и сильнее. 

Со всем справляться самому

Когда люди приходят ко мне в кризисе (утрата, расставание, перемена работы, беременность, переезд и т п.), обнаруживается, что у тех, кто страдает сильнее всего, есть установка «справляться со всем самому». Мне она хорошо знакома по личному опыту, это то, что я преодолеваю в своей личной терапии и супервизии.

Стыдно быть слабым, стыдно быть нуждающимся, неудачливым, не на коне.

Такие люди прячут свои переживания, скрывают проблемы за фасадом успеха. В детстве их стыдили за неудачи, требовали несоразмерных силам и возрасту достижений. Они могли быть тяжелы для своих родителей болезнями, сложностями и их могли ругать за это: Ушибся, куда полез? Что на месте не сидится?! Теперь из-за тебя…

В них старались вырастить автономность до того, как эти дети могли взять на себя столько ответсвенности. Или же родители игнорировали чувства и состояния своих детей, будучи занятые скандалами, выживанием, карьерой и т д.

Во взрослой жизни такие люди не знают и понимают, как можно разделять свою боль, свои сложности с другими людьми. Они много берут на себя. И устают, истощаются, срываются. Перемены тяжело переживаются ими, ведь не на кого и не на что опереться, кроме себя.

Рассказывать психологу о своих проблемах стыдно, особенно мужчинам, ведь это жаловаться, признавать, что не справляешься. Часто они приходят рассказать, как пережили самое сложное наедине с собой, как справились. В момент самой боли они предпочитают одиночество.

В терапии постепенно такие люди обучаются разделять свои переживания, распутывать клубки, получать облегчение. Признак появившегося доверия — человек делится со мной переживаниями в момент острой боли, когда он максимально уязвим. И, как правило, этот опыт является исцеляющим.

Потом они начинают обращаться за помощью во внешний мир.

Далеко не все люди способны поддержать, утешить, разделить горе, реально помочь, как правило, они сами нуждаются в опеке и заботе. И люди, которые привыкли справляться со всем сами, научаются распознавать тех, на кого и в чем можно опереться, а на кого не получится.

Постепенно они начинают доверять свои сложности окружающему миру, с поддержкой быстрее решать свои проблемы, выходить из кризисов и преумножать свои ресурсы в отношениях с людьми.

Избегание негативных чувств

В жизни каждого человека регулярно возникают переживание неудовлетворения собой, своей жизнью, тревоги, страхи, стыд, чувство вины, злость. Каждый человек временами переживает неудачи и потери, а принимая важные решения – напряжение и стресс.

Часть из этих переживаний обусловлены реальными событиями, а часть – сложившимися убеждениями, картиной мира данного человека. Иногда достаточно поменять условия жизни, чтобы человек почувствовал себя лучше, иногда – свои убеждения. Но чаще всего для перемен в жизни приходится исследовать, как устроена картина мира, менять убеждения, привычное поведение, тогда наступает желанное удовлетворение. Читать далее

Осложненное горе у детей в зависимых семьях

Иногда бывает осложнённое горе, которое приводит к застреванию в тяжелых переживаниях, остановке живой психической деятельности, к депрессии, которая выходит за рамки естественного хода восстановления человека после утраты.

Чаще всего застреванию в горе у детей, да и взрослых, способствует молчание на тему случившейся утраты. Это может быть связано с особенностью семьи, когда не принято делиться переживаниями, обмениваться своими эмоциями. Взрослые не считают нужным обсуждать произошедшее между собой или с детьми. Все ведут себя так, будто утраты не было или она неважна.

Читать далее

Одиночество в городе

Каждый человек переживает одиночество в своей уникальной ситуации, будь это одиночество в своей семье или одиночество в чужом городе без родных и друзей, одиночество без отношений с любимым человеком. У каждого из нас есть свои причины переживать часто или время от времени вынужденное мучительное состояние пустоты, печали, тоски, когда нет важного, нужного нам общения, когда кажется, что ты один на всем белом свете, никому не нужен, а если нужен, то не тому, кому хочется сейчас быть нужным. Читать далее