Срываться на близких

Что-то пошло не так. Конфликт на работе, с родственниками, на дороге, неудача — фрустрация. Человек чувствует себя униженным, проигравшим, несправедливо наказанным и тд.

Он приходит домой, находит любой повод и срывает своё плохое настроение на близких, на тех, кто от него зависит. В результате чувствует облегчение, ведь он слил своё напряжение.

Обычно так проявляется и смещённая злость, когда она адресована другому человеку, но там разместить ее страшно или опасно, поэтому получат те, с кем безопасно.

Это очень нехорошая ситуация для отношений в семье и самого человека. Он создаёт напряжение у близких, неоправданно обижая их, приучает их быть «унитазом» для слива своих отрицательных чувств.

Надо ли говорить, что члены этой семьи будут чувствовать себя не значимыми, неважными, используемыми, зависимыми, постоянно напуганными в ожидании срыва?

Дети вырастут с низкой самооценкой, склонные к агрессии или аутоагрессии.

Сам человек проживает свою жизнь, избегая реальных конфликтов, не решая свои проблемы там, где они возникают.

Истерить, не думая о чувствах других людей, срываться, обвинять в своих неудачах окружающих, родителей прежде всего — это обычное детское поведение. Мы все родились, не умея контейнировать и перерабатывать свои чувства. Родители в хорошем варианте контейнируют состояния своего ребёнка, выдерживают истерики и постепенно обучают малыша справляться со своими эмоциями. Это же делает и терапевт в курсе психотерапии.

Иногда срываться — это ролевая модель, которая передаётся из поколения в поколение, потому, если есть ощущение собственной правоты так себя вести, то изменить своё поведение гораздо сложнее. Чтобы это сделать, нужно понять для себя ценность нового поведения — справляться со своими чувствами, решать свои проблемы по месту возникновения, беречь окружающих от своей разрядки.

Для этого нужно научиться осознавать свои, чаще всего, неприятные чувства, понимать с какими потребностями они связаны (защитить своё достоинство, отстоять свою точку зрения, свои интересы и тд).

Проживая чувства, делать шаги по поиску адекватной возможности удовлетворения своей потребности: вежливо, но ответить начальнику, отстоять свои интересы, обозначить границы допустимого поведения свекрови и пр.

 Чем больше удовлетворено потребностей, тем меньше накоплено напряжения, ведь оно находит разрядку там, где возникает. 

Иногда невозможно что-либо реально сделать. Но можно прийти на бокс и бить людей в легальном бою, бить подушку, высказывать все в терапии в технике «пустой стул» — агрессия и напряжение выходят, пусть не совсем адресатам, но безопасным для окружающих способом: либо неживым объектам, либо тем, кто сможет ответить.

Чтобы вести себя так достойно, необходима не только ценность чувств своих близких, но и самодисциплина.

Я встречалась некоторое время с мужчиной, который обвинял меня в своих неудачах в кризисные моменты, он делал это в шутливой манере, но я незаметно для себя привыкла к его срывам. Обнаружила я это в своих следующих отношениях, когда мужчина спешил ко мне и попал в ДТП, где был виновником аварии. Я примчалась на место аварии, внутренне сжимаясь от страха, что он сейчас начнёт высказывать мне свои претензии, что он попал в аварию из-за меня.

Я увидела машину пострадавшего, смятую до лобового стекла, осколки на всей дороге. К нему стали съезжаться друзья и родные, он оказался ФСБником. Надо ли говорить, в каком напряжении был мой мужчина? Он встретил меня, взял под руку, проводил к своему водительскому месту, (пассажирскую дверь уже нельзя было открыть), открыл дверь и посадил меня в свою машину, чтобы я не замёрзла, пока идёт разговор с дорожной полицией. Он сделал это так, как делал это обычно, как в любой другой день!

Ни словом, ни жестом ни тогда, ни после он не попытался перевалить на меня своё состояние, а было ему весьма несладко в тот момент и ещё потом некоторое время. Я же тогда увидела, как много терпела я в своих прошлых отношениях, не замечая этого, что можно иначе, очень достойно, по-мужски.

Те, кто привычно терпят, как и я терпела, могут обнаружить такое лишь на контрасте, как бывает и у детей. Подрастая, они начинают ходить в гости, видят других родителей, их ролевые модели обогащаются опытом, поэтому к подростком возрасту они могут начать бунтовать против плохого отношения своих родителей. Если же окружение однородно, терпят все, то выйти из привычной картинки сложно.

Для многих людей терапия становится первыми отношениями в жизни, где их чувства и желания важны другому человеку, где на них не срываются, где не надо терпеть плохое, а про спорное и важное можно договариваться.