Метод песочной терапии

Одна из задач психотерапии – сделать предметом осознания глубинные конфликты личности, вытесненные страхи и сильные чувства, которые зачастую появляются во время травматических ситуаций, когда мозг принимает решения о действии на уровне глубинных структур, т.е. рефлекторно, не вовлекая в этот процесс речь. Дети также имеют массу переживаний, которые в силу неразвитости жизненного опыта и понятийного мышления, никак не могут переосмыслить, а значит – освободиться от них, уложив все в своем сознании. Так появляется почва для возникновения неврозов, страхов, тревожности, повышенной агрессивности.

Отщепленные вытесненные чувства и конфликты мешают взрослым и детям быть цельными, принимать решения и действовать в соответствии со своими чувствами и желаниями, адекватно приспосабливаясь к новым ситуациям. Травматический невербализованный (не названный словами), неотреагированный опыт вынуждает людей снова и снова искать повторения ситуации, где произошла травма, или же реагировать чувствами из тех, прошлых событий, мешая социальной адаптации, получению нового позитивного опыта, вступлению в новые отношения; внутриличностные конфликты также приводят к невозможности принимать решения, брать на себя ответственность за них, а значит – препятствуют развитию личности.

Метод лечения беседой – психотерапия в своем первоначальном виде – подходит не всем взрослым людям, и еще меньше — детям. Многим людям для того, чтобы проработать болезненную ситуацию, нужны вспомогательные материалы, с ними прикосновение к истории более щадящее. Для детей до 10-12 лет разговоры сложны и не вызывают большого интереса. Их мышление во многом еще наглядно-действенно или образно, оно требует того, что можно потрогать руками, наделить чувствами, характером.

Игру, творчество и сказку соединяет в себе метод песочной терапии, который был создан в рамках юнгианского аналитического подхода. Игрушки и песок помогают визуализировать внутриличностные, и не только, конфликты и ситуации, разыграть и снова прожить волнующие события, но по-новому, с поддержкой терапевта, опираясь на ресурсы настоящего, завершая свои оборванные и вытесненные события, делая выводы в своем повествовании. Многократное проигрывание ситуаций, отыгрывание безопасным способом травматических энергий, удержанных тогда в теле, чаще всего, агрессии помогают освободиться от прошлого. Удержанные чувства и переживания больше не владеют человеком, его внутренний мир становится свободнее, там могут появляться новые желания и чувства, остановленное развитие возобновляется. Эта динамика очень хорошо видна в работе с детьми, но и взрослые, позволяя себе прикасаться к бессознательному через песок и фигурки, отмечают более спокойное состояние, снижение тревожности, конфликтности, агрессивности. Надо ли говорить, как завораживает детей и взрослых мелкий, приятный на ощупь песок, сколько в него можно вложить свей злости и напряжения, чтобы уйти с облегчением?..

Исследовать свои отношения с детьми, то, как разыгрываются конфликты, как нарушаются границы, как происходит процесс контактирования и где появляются сбои, непонимание, где появляются протестное поведение у детей и обиды у родителей, также очень удобно в песочнице. Как много ситуаций появляется в песочнице, где родители и их дети получают возможность научиться договариваться, приходить к согласию, потому что хоть ситуации и игровые, а чувства все настоящие! С помощью психолога можно увидеть конфликты с разных сторон, новые способы их разрешения, а это хороший опыт для всей семьи, который можно перенести в свою реальную жизнь. Для многих детей семейная терапия – это практически единственное пространство, где можно побыть с родителем, когда он не в суете повседневных забот, поиграть и поговорить о важном – об отношениях, о том, чего не хватает и чего хотелось бы. Единственная сложность в работе с семьей с классической юнгианской песочницей – ограниченность пространства, работать в песочнице сразу комфортно могут два человека.

Синее дно песочницы символизирует воду, бортики — небо. Фигурки помогают проявить актуальную ситуацию или переживание. История, которую сочиняет и проживает клиент — назвать и осознать то, что происходит с ним, присвоить это как часть себя, обретать целостность. Терапевт поддерживает в исследовании, помогает в отреагировании травматической энергии, создавая безопасность за счет границ терапии. Так знакомство со своим внутренним миром, позволяет обрести идентичность, а значит – опору на себя, на свои ценности и желания.

Создавая и разрушая миры в песочнице, люди получают возможность менять свои реальные миры, отношения в них.

Ахметсафина С.А.

Вопросы детскому психологу

С какими вопросами родители чаще всего приходят на приём психолога?

Обычно к детскому психологу родители обращаются по двум причинам: что-то в состоянии или поведении ребенка беспокоит их самих или же педагоги, специалисты, работающие с детьми, направили семью на консультирование, заметив неладное ребенком. Читать далее

Осложненное горе у детей в зависимых семьях

Иногда бывает осложнённое горе, которое приводит к застреванию в тяжелых переживаниях, остановке живой психической деятельности, к депрессии, которая выходит за рамки естественного хода восстановления человека после утраты.

Чаще всего застреванию в горе у детей, да и взрослых, способствует молчание на тему случившейся утраты. Это может быть связано с особенностью семьи, когда не принято делиться переживаниями, обмениваться своими эмоциями. Взрослые не считают нужным обсуждать произошедшее между собой или с детьми. Все ведут себя так, будто утраты не было или она неважна.

Читать далее

На что обратить внимание и как помочь своему ребенку, когда в семье горе?

Жизнь и сметь – две данности, которые сопровождают наше бытие. Для кого-то смерть приходит в семью или в жизнь, когда он уж стал взрослым. Но часто с этим происходит столкновение и в детском возрасте.

Подробнее о восприятии смерти детьми, о том, как лучше себя вести, можно прочитать здесь и здесь.

В этом тексте я хочу подробнее остановиться на том, что обращает себя внимание в реальной жизни и в моей психологической практике.

Читать далее

Детство — ресурсное место. Эксперимент для мам

Написано преимущественно для мам сыновей.

Я уже писала о том, как мамы с большими ожиданиями и требованиями к ребенку могут не замечать то, что их дети — живые люди в тексте «Недовольство собственным ребенком«.

Я хочу продолжить этот разговор и поделиться еще одним экспериментом, который предлагаю своим клиенткам.

Поясню, в какой ситуации этот эксперимент имеет смысл делать.

Очень часто для родителей дети становятся объектами. Их кормят, поят, лечат при необходимости, обучают. Стремятся дать ребенку все самое лучшее.
И ждут в ответ, что ребенок станет самым лучшим в детском саду, в классе, в университете и т. п.

Ребенок должен соответствовать ожиданиям родителей и прожить ту жизнь, которую они для него старательно придумали.
Если сын влюбился в девушку из небогатой семьи — у этих отношений нет будущего, она им не подходит, профессия — та, которую определили родители.

Для ребенка таких родителей ничтожно мало или нет ходов сделать что-то самому, выбрать, да даже и права на чувства и желания нет.

Начинается процесс обезличивания ребенка, когда он еще маленький. Детство для такого ребенка — это время большого напряжения, необходимости соответствовать ожиданиям, выполнять требования родителей. Курсирование между гимназией и кружками, помощь маме с младшими братьями и сестрами при необходимости, олимпиады, соревнования, всероссийские конкурсы… Такое напряжение в детстве может сказаться в будущем не нежелании девочки в будущем рожать детей.

Но и этого мало. Маме надо больше и лучше. Отец хочет гордиться сыном. Видеть, что, если тот не превзошел его, то хотя бы не хуже.

В этом случае я предлагаю клиентке, если она обратилась с чем-то похожим эксперимент из текста «Недовольство собственным ребенком«.

Бывает так, что клиентка не готова так сразу отказаться от претензий на жизнь своего сына. Ребенок не такой, как ей надо. Тогда я предлагаю другую более трудную часть эксперимента:

Представьте, что вы и есть ваш сын. Вы уже мужчина. Вам около сорока лет или больше. (Часто этот возраст больше возраста самой клиентки, но тем не менее.)
Вы прожили какую-то часть своей жизни. Возможно, служили в армии, возможно, получили образование, возможно, у вас есть семья, дети и даже первые внуки, вы реализовались в своей профессии, жили в разных городах. А может всего этого нет или есть что-то из этого. Но в любом случае, вы обладаете жизненным опытом.

У вас несомненно были трудные ситуации, кризисы. Вам иногда было тяжело и невыносимо. Вспоминали ли вы в эти моменты свое детство?

Если вспоминали, то, что приходило на ум? Какие истории? Какие впечатления?
Является ли для вас детство ресурсным местом? Временем, в которое хочется вернуться?
Что вы можете рассказать о своем детстве друзьям, своим детям?

Это очень непростой разговор, в ходе которого обычно клиентки глубоко задумываются. Если удается вжиться в роль взрослого сына, и посмотреть на то, что происходит с ним сейчас оттуда, издали, то становится ясно, что можно изменить для своего ребенка сейчас.

Очень хорошо, когда мамы понимают, что сильно закрутили гайки, что жизнь сына находится в тисках высоких ожиданий родителей. Что он должен учиться и достигать достижения. И собственно это вся его жизнь.

Очень хорошо, когда мамам удается признать ценность беспечности детства их детей.
Признать, что детство может стать ресурсным местом для их сыновей. Временем, в которое они будут обращаться воспоминаниями в свои трудные времена.

Удивительно видеть, когда клиентка вдруг понимает, что то, что ее сейчас беспокоит — драки сына, проказы с друзьями, поездки на рыбалку с отцом скорее всего войдет в его фонд счастливых воспоминаний о детстве.
Именно об этом он будет вспоминать со смехом, делиться с близкими кусочком удовольствия из прошлого. И даже гордиться шалостями.

Этот эксперимент, мне кажется, позволяет не только развивать эмпатию у матери, но и проводить границу между ней и ее сыном, у которого своя жизнь, скорее всего долгая и, как у всех, с некоторыми трудностями.

А детство, прежде всего, дошкольное — тот недолгий кусочек жизни, который проходит в игре, в знакомстве с собой, с окружающим миром. По большому счёту в безопасности и в беспечности. Одна из важных задач родителей — дать возможность ребенку прожить этот опыт.

Несомненно достижения, учебные и профессиональные успехи — это важно. Но не важнее процесса самой жизни, отношений с близкими, радости от этой самой жизни.

Ребенок дошкольного возраста познает все в игре. И пока он не наиграется, ему сложно всерьез заняться учебной деятельностью, а свою потребность играть где-то обязательно доберет. И лучше пусть это будет период детства.

Хочу дополнить этот текст через два года после его написания. Появился модный тренд в современном обществе «детство — это счастье». Взрослые всеми силами создают одну сплошную беззаботность, счастье ребёнка — это цель всей семьи. И дети в итоге не хотят взрослеть, а взрослые как можно дольше стараются остаться в детстве, а лучше навсегда.

Это тоже крайность. Хорошо бы удерживаться на золотой середине — оставлять детям свободу, право быть собой, право и время на игру, но готовить их к реальной взрослой жизни с ее напряжениями и ограничениями.

О том, какие приходят клиенты в длительную психотерапию из эмоционально неблагополучных семей, можно прочитать здесь.

Ахметсафина София, семейный психолог, гештальт-терпавевт.

Недовольство собственным ребенком

Это чувство способно привести не одну маму на прием к психологу.
Ребенку может быть 3 месяца, 3 года, 30 лет.

За недовольством собственным ребенком, его учебой, поведением, характером очень часто скрывается неудовлетворенность собственной жизнью. Большие ожидания, неудовлетворенные амбиции.

Чаще всего мамы недовольны сыновьями. Так уж принято в человеческом обществе выдвигать особые требования к мужчинам. Чтоб они были успешны, реализованы, совершали подвиги и при этом — послушны маме, жене, государству.
Чтоб любили, но не плакали. И ничего не боялись бы…

Такие противоречивые требования, если не сформируют крепкий мужской характер и умение отстаивать свои интересы и границы, то приведут к формированию невроза у мальчика.
Когда я встречаюсь с недовольством клиентки собственным ребенком, чаще это сыновья, к идеям и ожиданиям о том, какой он должен быть для нее, предлагаю такой эксперимент:

-Попробуйте стать на некоторое время вашим сыном. Сядьте, как ваш сын. Примите именно такую позу. Дышите, как ваш сын. Говорите именно так, как говорит он. Получилось? Тогда расскажи немного о себе (имя ребенка)

Далее у нас возникает небольшой диалог, где мамам из роли сына рассказывает о нем. Как он живет. Чем интересуется, в чем его проблемы и переживания.

Требовательные мамы часто обесценивают чувства своих сыновей. Они не замечают и не признают, что те скучают по уехавшим друзьям, по отцам, по умершим бабушкам и дедушкам. Мамы часто не считают важным, что детям нужно играть, гулять, общаться с друзьями, а не только учиться и заниматься в секциях, в перерывах, помогая маме по дому и с младшими братьями и сестрами.

Мамы не замечают, что мальчикам важно быть в компании сверстников, иногда драться, ведь это помогает найти им место в своей «стае», завоевать авторитет, научиться встречаться со своей и чужой агрессией, которая во взрослом мире никуда не исчезнет. Многие мамы замечают, что их дети еще дети. А некоторые мамы — что их дети уже подросли, что к ним нужно менять свое отношение.

На вопрос «чего хотелось бы от мамы?» мамы в роли своих сыновей часто отвечают: «чтоб любила, чтоб лишнего не придиралась». И это для них является изумительным.

Это упражнение направлено на развитие эмпатии, возможности встать на место другого человека, проникнуться его переживаниями. У мам появляется возможность лучше понимать потребности своих сыновей. А значит — появляется возможность контактировать со своим ребенком, быть в диалоге. Да и вообще лучше ориентироваться в мире взаимодействия с другими людьми.

Одна клиентка, мама 21-летнего сына в конце нашей встречи сказала с большим удивлением: «Я поняла, что мой сын живой, у него есть личность, он не игрушка, им нельзя крутить, как хочешь».

Дорогие мамы, хорошо бы, если бы вы об этом знали и помнили, когда ваши дети еще маленькие. Что у вашего ребенка есть темперамент, характер, предпочтения, вкус и даже какая-то своя судьба. Может вам станет легче переносить свое недовольство собственным ребенком, когда вы помните, что он тоже живой человек.

Замечу, что способность к эмпатии развивается. Не всегда в первый раз мама способна встать на место своего ребенка. И даже встав, может быстро вернуться в свое привычное обесценивающее состояние. Поэтому, я использую не только этот прием, когда пытаюсь обратить внимание такой клиентки на ее ребенка как живого человека.

При этом, конечно, самое важное — это желание самих клиенток. Настоять на своем, чтоб все было так, как мама хочет. И тогда нужно «исправлять» под ее ожидания сына или дочь. Или же для клиентки важно найти возможность договариваться с ребенком, уважая свои и его потребности.

Продолжение темы здесь.

Ахметсафина София, семейный психолог, гештальт-терапевт.

Белая ворона

Ощущение белой вороны впервые появляется чаще всего в подростковом возрасте. Это чувство непохожести, изоляции в отношениях, одиночества в коллективе сверстников. Даже если внешне такие подростки мало чем отличаются от других ребят, внутренне они переживают свою особенность – чувствуют себя белой вороной. Читать далее

Неуверенный в себе ребенок

На консультацию обратилась молодая мама мальчика 11 лет, Дарья (имя изменено). Она рассказала, что ее беспокоит то, что ее сын неуверен в себе, пессимистичен, плохо учится, его дразнят и бьют мальчики в школе, и это было с детского сада. А в 4 года он говорил о том, что не хочет жить.

Читать далее

Смерть глазами детей

На формирование у ребенка важнейшего аспекта человеческого сознания, отличающего человека от других животных – знание о конечности существования – влияют прежде всего семейные представления и ценности. Бессмертна ли душа, ждет ли на небе Иисус, путешествует ли душа из тела в тело или смертью все заканчивается – первоначально эти идеи ребенок почерпнет от своих близких, а потом в течение всей жизни его отношение к смерти будет претерпевать изменения. Читать далее

Детское горе

Понимание смерти у детей появляется примерно с пяти лет, ребенок колеблется между принятием и ее отрицанием. Смерть глазами детей дошкольного возраста воспринимается с огромным трудом в силу недостатка жизненного опыта и сложности понимания абстрактных явлений и понятий. Ребенку кажется, что к умершему можно сходить в гости, что он скоро вернется и все заживут, как раньше. Читать далее