Чувство вины при расставании

Когда человек хочет расстаться, развестись с партнёром, с которым есть дети, особенно маленькие дети, он часто сталкивается с чувством вины: «Я разрушаю семью. У моих детей не будет отца, не будет полноценной семьи».

Обычно за такими переживаниями стоят установки: «семья должна быть полноценной, нужно терпеть, пока не убивают, не изменяют в открытую, у детей должен быть родной отец».

Добавляется ответственность за чувства партнёра — я сделаю его несчастным. Это универсальные переживания и для мужчин, и для женщин, в том числе для тех, кто хочет сепарироваться от токсичных родителей.

Подобный клубок чувств и убеждений может вынуждать человека терпеть не только не удовлетворение, но и насилие в физической, сексуальной, эмоциональной и финансовой сферах.

Чтобы помочь в таких ситуациях преодолеть мешающие убеждения, я конфронтирую с клиентами в этой теме. Обычно я говорю:

☀️Если бы вы были довольны вашим браком, то никогда вам не пришло в голову расходиться. Люди стремятся сохранять то хорошее, что у них есть. Решиться на расставание и развод — это попытка уйти из наихудшего для себя варианта, как правило, от отчаяния, что по-другому никак не получилось наладить.

Полноценна ли ваша семья сейчас в том виде, в котором она существует? Может ли она считаться полноценной, если вы в ней страдаете?

☀️Страшно лишить детей отца.

Да, когда люди живут вместе, родителями быть намного удобнее. Чтобы быть хорошим отцом в разводе, мужчине придётся прилагать усилия, находить силы и время для встреч, продумывать досуг с детьми. Такое осмысленное воскресное отцовство может быть насыщеннее, чем ежедневный диванно-телевизорно-смартфонный отец. От самого мужчины зависит, что он даст своим детям. Хорошего отца очень сложно удержать от отцовства, от его включённости в жизнь детей, главное, не мстить ему и не чинить препятствий. А равнодушие отца к детям станет в разводе более очевидным.

Большая близость и ежедневное общение, если люди разъехались далеко, конечно уйдут. Это потеря. Но многие родители сейчас организуют свою жизнь в разводе так, чтобы папа мог забирать детей из детского сада, отвозить по утрам в школу. Для многих отцов это жизненно важно — продолжать заботиться о детях ежедневно, не говоря уже о выходных и отпусках, проводимых вместе.

☀️Я сделаю партнёра несчастным.

Вряд ли здоровый человек может быть счастливым, когда его партнёр не желает быть с ним, но боится уйти, чтобы не причинить боль. Финансовая и бытовая зависимость могут вынудить терпеть свою нежеланность, нелюбимость в отношениях, но свобода — никогда. Многие люди предпочитают взаимность, и даже надежду на взаимность, чем быть кому-то опостылевшим.

Расставание причинит боль обоим партнёрам, детям, если они есть. Сила страдания со временем уменьшается. Появляются новые смыслы, новые чувства, новые близкие люди и чувства. Хронически же несчастными обычно люди бывают сами по себе в силу определённого мировоззрения, ментальных и эмоциональных привычек. Как правило, брак, расставание не меняют состояние несчастных людей, т.к. оно всегда плохое. Это же касается токсичных родителей. Им всегда плохо, что бы вы ни делали или их условное счастье может быть в абсолютном контроле над вашей личностью.

Расставание и развод — это всегда непростое решение. Если оно принято осмысленно, не в аффекте, то за ним, как правило, есть веские причины, которые стоит уважать.

Беременность, которая не завершилась родами

Это факт. Не каждая беременность завершается родами. В силу самых разных причин: женщина делает аборт, беременность замирает, случается самопроизвольный выкидыш, врачи делают аборт по медицинским показаниям…

Причин может быть много, но часто женщина остаётся с множеством самых сильных переживаний, ведь многие из нас определяют себя через возможность давать жизнь, через материнство.

11 лет назад я была беременна вторым ребёнком. УЗИ показало, что мой малыш меньше положенного размера, но сердечко бьется, врач направила меня в НИИ акушерства и гинекологии, но уже вечером появилась кровь и меня госпитализировали по скорой в обычную городскую больницу, где надо было ждать понедельника, чтобы сделать УЗИ. Моя доктор улетела отдыхать, она писала мне, как должны меня лечить, но доктора ничего не делали. И пока мы сориентировались, нашли другую больницу, где лечат, было уже поздно. Мне сделали УЗИ, как только привезли, но сердце малыша уже не билось. Спасать уже некого — сказали врачи и утром сделали мне чистку.

Обычная история, я знала, что такое часто бывает, не стоит заморачиваться, но никакая физическая боль, ни отхождение от общего наркоза не могли заглушить мою душевную боль. Наверное, в тот момент часть моей души заморозилась. В течении всех этих 11 лет я тосковала по тому ребёнку, который мог бы у меня быть, думала, каким бы он был, сколько лет ему было бы сейчас, как они ладили бы с моей старшей дочерью.

Честно говоря, я не справилась с этим материнством. Я не берегла себя, как берегла во время первой беременности. Я не хотела ограничивать свою свободу, менять свою жизнь. А потом я не позволяла себе испытывать чувства, я даже не замечала ни эту огромную вину, ни стыд, ни горечь, ни тоску. Лишь в работах с клиентками о потерях беременностей и детей я грустила и о своём, но не позволяла идти в свои чувства, в личной терапии мне казалось, что все другое важнее, чем это. 

На семинаре по травматерапии я неожиданно для себя решила поработать со своей замершей беременностью. И вот тут для меня открылась вся глубина моей боли потери, вины, то, как я наказываю себя уже много лет за то, что не уберегла и не спасла. 

Джон Ингл работал со мной в двух направлениях: завершить роды, попрощаться с малышом и простить себя. Оказалось, что многие женщины, как и я мучаются в подобных ситуациях, и символические роды помогают им завершить процесс. Завершить беременность «родами», поблагодарить малыша и отпустить — это очень целительно, в этот момент возвращается удержанная энергия.

Постить себя, принять, перестать казнить себя — это оказалось для меня намного сложнее, ведь я привыкла сурово обращаться с собой. Важно то, что я понимала, что я хочу перестать испытывать боль, хочу перестать наказывать себя, вернуть себе свою матку, которая так подвела меня и потом ещё была выскоблена, травмирована. Да, вся работа происходит на уровне работы с символами и с сознанием, но это действительно помогает.

То прощение, которое я просила у своей матки, то доброе отношение, полное любви и принятия, которое Джон предлагал мне испытывать по отношению к самой себе, привели к примирению. Я завершила долгий мучительный процесс, мое внутреннее переживание, что мне нельзя доверить детей изменилось на то, что мне можно доверить детей, ведь я хорошая мама. Не идеальная, но вполне хорошая.

Потеря беременностей, потеря детей — это неотъемлемая часть материнства, которую очень важно уметь проживать, ведь это даёт возможность двигаться дальше. Если произошло застревание в потери, то важно помочь себе, обратиться за помощью. Это касается не только потерей беременностей и детей, а потери всего: людей, отношений, здоровья, материальных ценностей — всего, что наполняло нашу жизнь и создавало представление о будущем.

Горевание, ритуалы отпускания помогают освободить место для нового ценного и значимого. 

Такая разная любовь…

Мы говорим и слышим «я тебя люблю», но каждый вкладывает в эти слова определённое значение и отношение.

Иногда захватывает страсть, что хочется быть с любимым человеком 7/24, по большей частью времени в постели, наслаждаясь друг другом. Иногда с ним так хорошо, проходит душевная боль, забываются обиды и проблемы, отдыхаешь душой, что не хочется никуда уходить.

Иногда так наслаждаешься его заботой, восхищением, вниманием, словами любви и нежности, что чувствуешь себя самым любимым человеком на свете, и хочется, чтобы это длилось вечно.

Практически все мы, а особенно женщины, любим слышать, как мы прекрасны, как мы нужны вот этому человеку, как мы хорошо влияем на него, вдохновляем его, как много он готов для нас сделать, что он готов сделать, чтобы быть с нами.

Чаще всего мы говорим и слышим, как здорово быть вместе и как хочется обладать друг другом. При этом многие игнорируют, состояние/настроение своего партнёра, будучи в большей степени заинтересованы быть удовлетворенными самим, чем в благополучии партнера.

Любимый человек, зачастую, — это объект обладания, поэтому бывает так много ревности, ведь не хочется ни с кем делить, страшно потерять этот ресурс. Такая любовь может быть разрушительна, она чаще всего бывает в зависимых отношениях, где люди терпят много неудовлетворения ради обладания реальным или воображаемым ресурсом, не чувствительны к границам своим и партнёра.

Ещё древние греки говорили разновидности любви — агапе, о жертвенной любви к ближнему. В такой любви есть больше заинтересованности в благополучии любимых людей.

☘️На мой взгляд, эта любовь является созидающей, той, которая помогает любящим людям развиваться и процветать.

☘️Любовь-агапе требует собственной удовлетворённости и щедрости.

Молодым родителям она даётся сложно, поскольку они только учатся сами заботиться о себе, вкладывать свои силы и ресурсы в ребёнка им бывает сложно. Чаще всего от друг друга они ждут заботы и желания наполнять, чем отдавать самим, или же отдавать им так трудно, что они предъявляют огромные счета за свой вклад. Поэтому молодым родителям нужно много поддержки от старшего поколения.

В парной терапии мы часто встречаем двух «голодных» людей, которые пиявят друг друга в надежде насытиться вниманием и заботой. Такие люди застревают в детской позиции, потому что убеждены, что партнёр им должен любой ценой.

Иногда люди заботятся о своих ближних, старясь им дать то, в чем они нуждаются сами, то, что считают правильным и хорошим. В такой ситуации они могут игнорировать потребности и границы своих близких, насильно вкладывать в них не нужное им. Это вроде бы любовь, желание позаботиться, но с насилием. Эта любовь разрушительна, потому что здесь есть не чувствительность к другому человеку и потребность его использовать для своего удовлетворения/успокоения. 

Ты в шапке, а мне хорошо. Я мечтал на юрфак, а закончишь его ты.

Человек, который научился закрывать свои основные дефициты более способен быть внимательным к другим людям, ему легче проявлять щедрость и заботу, если у него есть ценность отдавать, а не только получать.

В этой ситуации он отдаёт от избытка, ему в меньшей степени нужны благодарность или признание — это маркёры любви-агапе.

Терапия хорошо помогает осознать эти процессы, развить в себе чувствительность и к потребностям, и к границам; научиться удовлетворять свои потребности, адекватно обмениваться ресурсами, по мере возможности закрывать дефициты родительской любви в детстве, а значит становиться зрелее и осознаннее, становиться способными любить и заботиться.

🌎Иногда такая любовь выходит за пределы одного любимого человека, своей семьи — становится важен свой подъезд, свой город, своя страна, а потом и весь мир. 

Изменить свои ценности, чтобы стать счастливее

Мы делаем в своей жизни то, чему придаём сознательно или бессознательно значение. Наши ценности — это то, чему мы назначаем высокий приоритет.

Мы можем говорить о ценности свободы и уважения, при этом унижая и подавляя своих близких или окружающих людей. Ценность — это то, что мы реализуем ежедневно в своих делах и поступках.

Некоторые наши ценности могут начать нам мешать развиваться, быть счастливыми, находиться в важных отношениях.

Быть свободным и завести близкие отношения, семью, детей не получится. Появятся ограничения, которых раньше не было.

Поэтому в кризисные моменты люди могут переменить свои ценности, придать новые значения явлениям и понятиям.

Обычно за такими переменами стоит сильная боль, которая возникла в результате утраты, фрустрации, а также — понимание, что жизнь прежними ценностями не принесла удовлетворения, нужно что-то новое; а третье — желание быть в отношениях.

В терапию чаще всего люди приходят, испытывая страдание, именно боль вынуждает их вносить в свою жизнь перемены. В нашей работе мы рассматриваем, как устроена их жизнь и что необходимо внести для ее улучшения, чему необходимо придать значение для большего удовлетворения.

Иногда люди меняют свои ценности ради отношений с близкими людьми. Чаще всего это происходит в отношениях с детьми, когда родители начинают принимать то, что раньше резко отвергали, если это полюбил или этим увлёкся их ребёнок. Важен человек, значит важно и то, что ценно ему.

После кризисов потерь и/или угроз расставания некоторые люди способны придать значение чувствам и ценностям своего партнера, ведь для них важно продолжать отношения.

Понять, что ценно вам, можно, рассмотрев, что вы сейчас имеете, на чем сосредоточены.

Прокладывать вектор свой жизни можно, осознанно выбирая свои ценности. Придадите значение отношениям, деньгам, здоровью — они у вас будут. Здесь важно понимать, что этот руль у вас в руках и вы можете быть гибким.

Давно в институте нам прочитали сказку про принца, который ненавидел рыбью чешую, а потом он влюбился в простую девушку и захотел на ней жениться. Королева решила препятствовать этому и подстроила ситуацию так, что принц увидел свою возлюбленную, чистящую рыбу и с головы до ног перепачканную рыбьей чешуей. И в этот момент он полюбил рыбью чешую.

Верность и ее виды

Вопрос о верности, о моногамии и полигамии волновал и волнует до сих пор многих людей, исследователей в том числе.

Что в нашей природе: хранить верность одному партнеру или искать разнообразия в отношениях?

Мне приходилось встречаться с самими разными проявлениями верности и неверности и переживаниями по этому поводу: страхами, ревностью, стыдом, виной, отчаянием, злостью.

Мои наблюдения и размышления на тему верности, где она имеет форму договорённости, а измена — нарушение этого договора, сформировались в одну мысль, не слишком отличающуюся от мнения некоторых моих коллег: верность — это ценность в человеческих отношениях, которая от большинства людей требует усилий, поскольку реагировать импульсивно, следуя своему влечению/интересу проще. Людей, которые способны сделать выбор один раз на всю жизнь и ни разу не посмотреть в сторону — единицы.

Новое возбуждает, появляется много энергии для исследования — такова наша природа — поэтому следовать за своим интересом может быть некоторым людям менее затратно, чем оставаться с тем, что уже знакомо и ясно.

Дети живут в большей мере инстинктами, они непосредственны в своих реакциях на стимулы. В течении жизни мы все обучаемся самоконтролю сначала за счёт внешних границ — наказания и поощрения, затем мы выстраиваем своё поведение в большей степени с внутренними ценностями и ориентирами.

От непосредственного удовлетворения своих потребностей мы переходим к возможности учитывать желания и чувства других людей, они становятся важными. 

Верность появляется не с рождения, она становится возможна с взрослением человека, с его способностью регулировать свое поведение в соотвествии с принятыми правилами и договоренностями.

Я хочу разделить верность как результат некоторой вынуждености и осознанный выбор.

В те времена, когда брак был необходим для выживания, государство и религиозные организации в большей степени регулировали отношения наказанием и порицанием за измены, верность была скорее порождением страха.

Сейчас верность из страха может быть в отношениях зависимости (эмоциональной, финансовой) человека от другого, от отношений. Страх потерять партнёра или наказания может стать поводом хранить ему верность.

Идея о том, что нужно быть верным, может исходить из ценностей родительской семьи или тяжелого опыта, где кто-то из родителей изменял, было большое страдание по этому поводу, которое зацепило и детей.

Некритично усвоенная идея верности или ценность верности вопреки родительскому поведению может привести к вытеснению и замораживанию собственных влечения, чувств, к омертвению эмоциональной сферы. Важно замечать и признавать возникающие желания и чувства, а вот действовать из них или нет — это вопрос выбора. 

Преставление, что никого не найдётся лучше данного партнера может удерживать от измен. Лень искать нового человека, неверие, что удастся встретить взаимность могут лечь в основание вынужденной верности.

Часть людей  изменяют, поскольку живут в системе «стимул-реакция», где нет места рефлексии. Они реализуют ценность удовлетворения любой своей сексуальной или эмоциональной потребности, это роднит с поведением ребёнка: увидел, захотел, получил.

Измена также, на мой взгляд, является признаком функциональных зависимых отношений, где люди объективно или субъективно связаны необходимостью выживать друг с другом, там отсутствует эмоциональная связь, основанная на доверии и уважении чувств друг друга.

Эти отношения скорее регулируются правилами, запретами, угрозой наказания. Тогда измены — это ещё и бунт против системы, которая воспринимается навязанной кем-то из вне, а не созданная самими двумя людьми для удовлетворения их собственных потребностей, что отражает не пройденный подростковый кризис.

Люди часто изменяют в отношениях, где много слияния, пассивной агрессии, где обоим партнерам невозможно говорить напрямую о своём неудовлетворении или недовольстве. Только с кем-то третьим возможно разрядить своё напряжение, которое не получается разместить в паре, а партнеру таким образом выразить свою агрессию.

В этом случае измены могут быть признаком зависимости — импульсивное поведение, снятие напряжение, приносящее вред в длительной перспективе отношениям человека.

Отношение к собственной верности в наше время, на мой взгляд, — это показатель и эмоциональной зрелости, и отношения к границам, насколько человек способен удерживаться в них и ради чего; ведь не идти вслед за своими импульсами, эмоциональным и сексуальным влечением, удерживаться, когда соблазняют, требует волевых усилий, самоконтроля.

Для многих людей остаться верным, когда началась новая влюблённость — весьма сложный эмоциональный выбор, где много боли, и есть непременное переживание потери возможных отношений и надежды на какое-то другое счастье, на другую любовь.

Сопровождая людей в их сложных переживаниях, я отмечаю, что каждый человек делает выбор сохранять верность или идти в новые отношения, основываясь на своих ценностях, но не маловажную роль играет степень удовлетворённости текущими отношениями, а также гибкость, отзывчивость партнёра — его возможность вносить перемены в отношения для повышения удовлетворённости.

В наше время все чаще необходимость выживать вместе в семье или в паре вытесняется ценностью эмоциональной связи, основанной на доверии партнеров. Становятся важными чувства, которые связывают людей, люди хотят сохранять внутреннее безопасное пространство своей пары даже при возникающих соблазнах.

Уважение к партнеру, к его чувствам для многих людей основа осознанной верности, не причинить боль своему партнеру. В этом проявляется любовь — отказаться от собственного увлечения ради близкого человека.

Для многих людей важно уважение к собственному выбору — я не причиню вред, человеку которого я выбрал, это моя ответственность беречь его даже от самого себя.

Некоторым людям важна ценность собственного слова — быть верным своим обещаниям, быть верным самому себе, ведь, изменяя, человек теряет образ себя прежнего, уважение к себе.

Для многих людей вместо удовольствия отдаваться своим импульсам и желаниям появляется удовлетворение от контроля и регуляции своих импульсов и желаний, ощущение владения собственной жизнью.

Кому-то нравится свобода объесться сладостями, вредной едой — отсутсвие наказания и ограничений, а кому-то — держать диету, хорошую форму, совладать с сиюминутным желанием и получить хороший результат в длительной перспективе.

Мне кажется, очень важно понимать, зачем что-то делать, ради чего. Какими своими идеалами, ценностями я живу? Чему я верен/верна в своей жизни? Какие свои ценности я реализую своим тем или иным поведением?  Тогда можно проложить в своей жизни маршрут, который будет приносить удовлетворение, и это не только про верность.

Право на отказ

Право на отказ

Мы провели с Мишей нашу мастерскую «Две стороны одной встречи» на конференции в Раменском. В этот раз мы сделали ее менее безопасной, тем не менее переживания участников в этой непростой теме предлагать/отказывать расположились по обе стороны баррикад.

Некоторые участники привычно переживали стыд при получении отказа, при субъективном чувстве недостаточности на фоне «изобилия» предложения другим участникам. Но сильными оказались чувства и в момент необходимости отказать неподходящее предложение или неподходящему человеку.

Сильный стыд, вина, злость, замирание, страх потери отношений, страх, что больше никогда ничего не предложат вынуждают многих из нас игнорировать свои потребности и соглашаться на то, что не подходит или подходит лишь частично.

Обычно за таким паттерном кроется детский опыт, когда родители желали видеть своего ребёнка прежде всего удобным, а значит — безотказным. За любое несогласие с требованиями и желаниями родителей/взрослых ребёнка наказывали. Это могло быть молчание, игнорирование, реальное наказание, разного рода отвержение, что маленький, зависимый от воли взрослых ребёнок мог воспринимать как угрозу для своего существования.

Ешь кашу или не буду тебя любить! — такое часто слышали нынешние безотказные взрослые.

В этой ситуации ребенок был вынужден, чтобы не потерять любовь и расположение родителей, приспосабливаться к их нуждам и требованиям ценой игнорирования своих потребностей и права на отказ, т.е. совершать над собой некоторое насилие.

Отказывать — значит не впускать в своё тело или во внутренний мир то, что ощущается как неподходящее; не входить в неподходящие ситуации. Это защита своих границ, собственной целостности и субъективного благополучия.

Возможность отказать и продолжить быть вместе в хорошем эмоциональном контакте — признак надежных отношений, где есть уважение к границам, где люди справляются с фрустрацией, допускают, что другой не обязан удовлетворить каждое желание.

Возможность отказывать и продолжать отношения и/или идти своей траекторией — это ощущение контроля над ситуацией и собственной жизнью, ощущение уверенности в себе.

В детско-родительских отношениях, в вопросах, где взрослый обязан заботится о ребёнке, чтобы тот выжил, вырос, а ребёнок обязан слушаться взрослого там, где речь идёт о его безопасности и благополучии, важно объяснять ребёнку свои требования и решения, стараясь прийти к согласию, а не к слому воли малыша.

Тем, кто вырос безотказным из-за страха потери любви и хорошего отношения, необходимо в длительной терапии восполнять опыт отношений принятия и уважения к границам, присвоение своего права на выбор и на отказ.

В сложных ситуациях все равно каждому приходится делать выбор: мне сейчас важнее удовлетворить желание другого или своё? Иногда это бывает хороший баланс, а иногда тошнота и переполненность сигнализируют, что человек выбрал соглашаться на то, что ему не подходит.

Чаще всего в терапии люди подтверждают и присваивают уважение к себе, а значит начинают замечать свои чувства и желания, свои границы, становятся менее удобными для требовательных окружающих, но более удовлетворёнными и гармоничными в отношениях с самими собой. 

Функциональные отношения: Часть 1. Конфликт.

Чаще всего с таким пониманием функциональной семьи приходится сталкиваться, когда один из партнеров решил покинуть свою семью или завершить отношения в паре, обычно это женщина.

На консультацию приходят мужчины с желанием вернуть жену или девушку. Когда мы исследуем произошедшую ситуацию, оказывается, что в паре были чувства, страсть, но длительные отношения, рождение детей, решение бытовых задач привели к тому, что женщина стала чувствовать себя одиноко или некомфортно в отношениях с этим мужчиной.

В ситуации, когда семье или паре нужно выживать, места чувствам мало. Мужчинам нужно быть смелыми, а женщинам — верными. Задача — выжить и вырастить детей. Нет ресурсов включаться в переживания и тем более делать важные выборы на их основе. Женщины в таком мире держатся за мужчин, ценят добытчиков и защитников, признают их силу и власть. Само собой, что когда эти функции выполняются, все довольны, нет поводов для разногласий.

Для людей из мира выживания важно, чтобы в семье был налаженный быт, порядок, определенный уклад, чтобы дело делалось.

Жена стиснув зубы, как ни в чем ни бывало, подаёт обед изменившему ей мужу, сохраняя лицо, ведь обязанности прежде всего; и в сексе она ему никогда не отказывает — это супружеский долг; он отвёз детей в школу и меняет ей резину перед работой, хотя с утра жена дико скандалила, скорее всего эти люди проживут свою жизнь вместе, ведь у них общие ценности — порядок, семья как функция.

Бывает, два человека занимаются любовью при немытой посуде и свечах, потому что электричество не оплачено, и смеются над этим; взяли детей, прогуляв школу и работу, поехали в зоопарк и провели чудесный день — они также совпали в своих ценностях и удовлетворяют важные потребности друг друга.

Конфликты начинаются, когда у одного на первом месте эмоциональные потребности, а другого — функции. Причём и то, и то — в крайних точках, либо важное несовпадение.

Борщ сварен, дети накормлены, рубашки наглажены: что же тебе ещё, зачем тебя у порога с работы встречать? Какие разговоры по душам, когда дома грязно и посуда не помыта, обои не доклеены, а кран течёт?! Душа душой, а секс по расписанию!

Я буду говорить о том, с чем чаще всего сталкиваюсь в своей практике, а именно: обычно женщины нуждаются в тепле, ощущении близости, связанности, общем эмоциональном пространстве, где они чувствуют принятие и понимание; когда мужчина выслушивает ее переживания, откликается своими чувствами; меняет своё поведение, если это задевает ее.

Для многих мужчин достаточно внешнего согласия женщины на происходящее, когда она уступает ему под напором, когда выполняет поставленные ей задачи, когда просто находится дома. Они живут разумом, зачастую игнорируя свои собственные эмоциональные потребности в силу привычки; заглатывая свои обиды, нехватку тепла и признания, неуверенность в себе, игнорируя свою любовь и нежность к женщине и детям. Чувства для них — это не повод для действия, тем более самораскрытия. 

В ситуации, где не надо выживать, где женщины зарабатывают, зачастую больше своих мужчин, способны растить детей с помощью бабушек и нянь, они все более требовательны к мужчинам в отношении эмоционального контакта. Им сложнее терпеть грубость или хамство, требования функционала без эмоциональной отдачи. 

Тем мужчинам, из постсоветского пространства, которые привыкли быть ценностью уже фактом своего присутствия дома или в отношениях, когда в не пьющих мужчинах был острый дефицит и конкуренция за них; меняющих свою ценность количеством приносимых в дом денег или самим этим фактом; тем женщинам, которые привыкли мерять свою ценность объёмом выполняемых функций, помытой посуды, сдержанных скандалов, сейчас приходится сложнее в поисках партнёров и в выстраивании отношений.

Изменение качества жизни, выход из ситуации выживания привели к тому, что сейчас так востребованы услуги психологов, ведь и требования к качеству отношений сильно возросли. Многим людям, пережившим кризис измены/расставания, приходится учиться прислушиваться к эмоциональным потребностям своих партнёров, а часто и детей, ведь они тоже выдают разнообразную симптоматику, если их игнорировать.

Некоторые взрослые мужчины сами начинают хотеть тепла и близости, понимания и признания, просто они перестали игнорировать свои эмоциональные потребности, вышли из роли банкоматов.

Молодые мужчины поняли эту фишку и сейчас стараются научиться замечать свои чувства и выражать их своим женщинам — эмоциональный контакт становится общей ценностью в отношениях.

Современная семья и парные отношения несомненно нужны для удовлетворения разных потребностей, люди выполняют различные обязательства, особенно, когда есть маленькие дети, но игнорирование эмоционального фона, качества контакта внутри отношений все чаще и чаще приводит к разного рода конфликтам и расставанию.

О том, как можно вернуть жену или девушку, читайте в продолжении


Перестать быть жертвой: супервизия случая

Переживание себя в роли жертвы — одно из самых тяжелых и на самом деле малозаметных, довольно привычных состояний для многих людей.

Бессилие, злость, которую некому и некуда выразить, безысходность, пессимизм, одиночество, чувство, что тебя никто никогда не поймёт, не примет, не полюбит; никогда ничего не получится, сколько ни старайся.

В детстве мы все зависим от воли и настроения окружающих нас взрослых, мы вынуждены подстраиваться, чтобы заслужить любовь, внимание, похвалу или избежать наказания и агрессии. Часто все эти попытки оказывались тщетными: нас не любили, как нам было нужно, нас наказывали и на нас срывались.

Мы не могли изменить поведение других людей и саму ситуацию. Так появлялось ощущение себя как жертвы воли других людей или обстоятельств. Это опасное состояние становится ведущим механизмом, определяющим то, как человек принимает решения, делает свои жизненно важные и ежедневные выборы.

Как правило, люди с таким мироощущением выбирают и во взрослом возрасте от чего или кого-либо зависеть и страдать, делают они это неосознанно.

Заниматься делом, которое не приносит дохода и удовлетворения, жить с человеком, который изменяет, пьёт или как-то иначе вызывает страдания, болеть и не лечиться, терпеть начальника-хама, маму, которая постоянно нарушает границы, вмешивается в жизнь, выросших детей, которые живут на пенсию родителей и т.п.

Окружающие часто жалеют тех, кто находится в позиции жертвы, жертвенность ставят женщинам в пример как истинную любовь. Но при близком общении ясно, что у эти люди привычно максимально подавляют агрессивность либо в отношениях с близкими, либо с чужими людьми.

Агрессия могла им помочь разозлиться и менять свою жизнь и отношения к лучшему, но они этого не делают, вслух или молча страдая, получая то, что им нужно манипулятивными способами, размещая свою агрессию косвенно.

Те, кто хочет помочь им выйти из их состояния, чаще всего терпят неудачу. Бессилие, злость — основные чувства «спасателей», ведь те, кто прочно засел в роли жертвы легко стыдятся и винятся, постоянно соблазняют на руководство собой и ни за что не хотят отвечать.

Последнее — ключевое в состоянии жертвы. Как только человек признает свою реальную ситуацию и берет на себя ответственность за это, за свои желания и действия, он перестаёт быть жертвой.

Психотерапия во многом про этот процесс — как переработать свой опыт бессилия и взять на себя ответственность за свою нынешнюю жизнь.

Самые сложные случаи в терапии — это работа с теми, кто прочно сидит в роли жертвы, прекрасно адаптирован в своей ситуации, имеет выгоды и желание сохранять все, как есть.

Основные запросы людей в таком состоянии: измените моего партнера, родителей, детей. Сделайте мне так, чтобы стало хорошо, чтобы при этом я мог продолжать жить прежней жизнью, ничего не делая сам, не совершая никаких усилий для перемен.

Раз за разом они могут приходить на сессии и рассказывать, как у них все плохо, что ничего не меняется, повергая этим своего терапевта в стыд и вину, что он плохо работает и зря берет деньги.

В супервизионной работе я поддерживаю терапевта в его состоянии бессилия: да, он действительно не может спасти своего клиента от его жизни, от страданий. Терапевт не способен заменить мать или отца, он всего лишь терапевт для этого человека.

Я предлагаю терапевту замечать и свою злость на клиента, ведь он не хочет ничего сам делать, а косвенно или прямо винит терапевта в отсутствии улучшений в своей жизни.

Из точки злости и признания своего бессилия, своих ограничений терапевт может обнаружить тепло и сочувствие своему клиенту. Так мы переходим к тому, что сам терапевт может делать в этой ситуации, не присоединяясь к клиенту в его страдании, стыде и вине.

В любой ситуации есть то, что невозможно, и есть то, что реально сделать.

У маленьких детей нет жизненного опыта и действительно бывает не так много возможностей что-то менять. У взрослых людей другая ситуация. 

Выражать своё тепло и сочувствие страдающему клиенту, пусть не как реальная мама, но это то, что может терапевт. Вместе искать ответы на вопрос «что поможет клиенту не так страдать/поменять свою ситуацию?» — это то, что может терапевт. Возвращать реальность, что только сам клиент способен что-то сделать для себя в своей жизни — это во власти терапевта.

Важно признавать право клиента ничего не менять, бросить терапию и страдать дальше, получая возможность манипулировать своими близкими через чувство вины, продолжать удовлетворять свои потребности косвенными непрямыми способами.

Страдание — само по себе вызывает привыкание, на уровне эмоций это наркотик. Перестать торчать способны немногие люди. Мы можем сожалеть и досадовать о таком выборе, но перемены возможны только, когда человек сам принял решение и стал действовать. 

Вот тогда терапевт — хорошая подмога на пути осознанности и перемен к лучшему. Работа с теми, кто в состоянии жертвы идёт по пути от бессилия терапевта к тому, что может сам клиент.

О мужских подвигах и восхищении в паре

Мужчины готовы делать для любимых женщин очень многое.

Когда мужчина горит любовью и страстью, он совершает подвиги. Иногда это подвиги, чтобы быть с ней вместе, иногда подвиги, чтобы любимая женщина была счастлива.

Когда мужчины ухаживают, они стараются произвести впечатление масштабом и размахом своих возможностей. Некоторые пишут или сочиняют стихи, поют серенады, заваливают цветами, подарками, поездками, сюрпризами. 

«Доброе утро, любимая, как ты красива!» Многие мужчины весьма щедры на комплименты и ласковые слова. Некоторым мужчинам нравится красиво ухаживать. 

Есть мужчины, скупые на комплименты, они не привыкли проявлять свои чувства открыто, хотя все замечают и знают, как и когда их женщины красивы, хороши. Они говорят по делу, и любят делами.

Они часто способны на ежедневные подвиги, когда очарование первых месяцев прошло, когда началась притирка, конфликты, когда прошло много лет брака.

Такие мужчины впрягаются в ипотеку, они берут подработку, когда рождается ребёнок, встают ночью к ребёнку, чтобы жена поспала, хотя самим с утра на работу, они ставят горчичники и навещают в больнице ежедневно, если так случилось; они берегут время, чувства любимых женщин в ежедневных мелочах, например, не готовят себе на ужин мясо, потому что любимая — вегетарианка; не упоминают бывших всуе, сохраняют уважение к теще, хотя та может вытворять такое…

Они терпят дурное настроение, скандалы любимой женщины, по сто раз на дню говорят «люблю», если эй это нужно для уверенности в себе; они вынимают волосы из ванны и закрывают тюбики с зубной пастой. Они прощают измены, понимая, что хотят быть с любимой, добиваются ее вновь.

Им очень несладко, иногда они все это делают молча, а мы даже не догадываемся, каких усилий им это стоит. Иногда они ворчат/ноют, хотят внимания и ласки, но тянут свою лямку изо дня в день.

Мы, женщины, почти все любим, когда за нами красиво ухаживают, как вначале отношений. Чем менее мы уверены в себе, тем больше нам нужен этот допинг: если розы, то в полный рост, если подарок, то машина/Мальдивы. Поступками и словами мужчин мы измеряем свою ценность и привлекательность, мы даже меряемся ею с другими женщинами, завидуем и досадуем, когда знаков внимания другим женщинам больше.

Работая про эти потребности с женщинами и мужчинами индивидуально и с парами, а все так или иначе выходят на это в кризисные моменты «а как ты меня любишь», я поняла, что стоит различать красивое ухаживание через которое мужчина выражает своё восхищение, оно необходимо, романы начинаются с этого. И любовь-заботу, которая проявляется в ежедневном быту, в долгой перспективе быть вместе.

Некоторым мужчинам сложно выражать своё восхищение женщиной, они могут быть грубоваты, суровы. Или же, в длительных отношениях люди притерлись, перестали друг друга замечать, восхищение ушло из пары. Тогда можно отойти и посмотреть другими глазами. Увидеть прекрасное. Восхититься. И выразить это. Благо, что все ритуалы для этого придуманы, но можно изобрести свои.

Женщины часто уходят от мужчин в поисках восхищения, поэтому даже, если кажется, что это блажь, лучше не обесценивать эту потребность, протестовать «я и так много для неё делаю». Женщинам нужны восхищённые взгляды, от которых расплавляются крылья, морщинки, душа.

В желании переживать восхищение мы часто упускаем из виду самих мужчин, их чувства. Обесцениваем их ежедневные подвиги, их маленькие и большие жертвы ради нас, ради нашего счастья и спокойствия. Это огорчает некоторых заботливых мужчин и вызывает в них обиду, досаду.

Мужчины нуждаются в том, чтобы мы ценили их усилия ради нас, а ещё в том, чтобы мы на них смотрели с восхищением и благодарностью. Почти все они, рискуя и предпринимая что-то важное, оглядываются на ту, ради которой они это делают. Ради взгляда. Бывает, мужчины уходят в поисках такого взгляда.

Через подвиги и восхищение, через ежедневную заботу и ласку мы распознаем признание важности и нужности друг друга, это связывает пару, как клей.

Бывают сложности в отношениях в виде ненасыщаемости признанием и восхищением, когда сколько человек не получает, все проваливается, как в бездонный колодец, он обесценивает на лету любые комплименты и знаки любви. В постоянном «голоде» он ищет новых знаков любви от разных людей, но остаётся неудовлетворённым. Тот, кто пытается любить и насыщать такого человека, часто терпит разочарование, бессилие, чувствует себя одиноким, не нужным.

Очень часто бывает, что в паре люди ориентированы на то, чтобы получать, а партнёр ими воспринимается как мама, должная и обязанная всеми своими ресурсами удовлетворять потребности, ничего не требуя взамен. Тогда сильна конкуренция в паре «кто несчастнее, кому больше должны», оба партнёра злы друг на друга, фрустрированы,  разочарованы. Поиск «лучшей мамы» приводит к изменам и расставаниям.

Про эти сложности, переходящие из отношений в отношения, можно и нужно работать в индивидуальной и семейной терапии, тогда есть вероятность, что в жизни, в паре появится место подвигам, восхищению и заботе.

Когда в индивидуальной терапии мы говорим об отношениях в паре

В индивидуальной работе мы часто говорим с клиентами об их отношениях в паре, в семье. Ведь все влияют друг на друга, если меняется один член семьи/пары, он важен, то и в системе начнут происходить изменения.

Сегодня я задумалась вот о чем: образуется пара, люди влюблены, очарованы друг другом. Но через некоторое время они расстаются, ведь каждый из них, или только один, понял, что влюблён в свой образ, а этот реальный человек ему даже не нравится.

Самое сложное, по словам Боба и Риты Резников, не солгать в начале отношений, а быть тем, кем являешься на самом деле.

Помимо разочарования, которое естественный этап после очарования, очень важно, видят ли в этой паре люди общее будущее.

Например, современная женщина понимает, что с консервативным мужчиной, ограниченным в средствах, мечтах и целях, ей будет скучно. Эти отношения не только не будут ее удовлетворять, но и снизят качество ее жизни во всех аспектах.

Патриархальный мужчина понимает, что эта женщина не станет ожидать от него разрешения на каждое своё действие, а легко может его покинуть, как только ее перестанет устраивать происходящее.

Мужчина хочет жениться, а женщина — роман, и наоборот, важно не только как они комфортно чувствуют себя в настоящем, но и как видят своё будущее.

Обычно люди не проговаривают такие факты открыто, эти ожидания остаются в фоне. Но, как я сейчас вижу, в парах людей за 30 именно общая картина будущего может связать партеров в длительный проект — семью.

Ценности: уровень дохода, способы его получения, уровень комфорта, выбор города/страны для проживания, отношение к здоровью, к детям, к верности, к религии, к алкоголю, к свободе и ответственности — все это связывает пару гораздо больше на долгой дистанции, чем влюблённость и сексуальное влечение в начале отношений.

Конечно, планы, намерения и ценности могут меняться по ходу жизни, тогда в отношениях начинается кризис. Если пара приходит к общей картинке будущего, разрешив возникшие противоречия, то кризис на этом заканчивается.

Вот про это все мы и работаем в индивидуальной терапии, когда говорим об отношениях.